Правда о Чернобыле по флотски в губе Андреева

главная | фотоальбом | форум
о проекте | новости |
список офицеров | список матросов срочной службы | льготы |

Предсмертные воспоминания вдовы командира БЧ-5 АПЛ «К-19» Козыревой Н.Г.

Вечной памяти достоин:
тот, кто край родной спасал,
кто, как честный храбрый воин,
от смертельной дозы пал!
( Сафонов А.Н.) 

 

Капитан 1 ранга Козырев А.С.

 

 

Капитан 1 ранга Козырев А.С.

Козырева Н.Г.

 

 

Козырева Н.Г.

 


Диктофонную запись с воспоминаниями Нинель Григорьевны Козыревой, мне передала ее подруга - Красичкова Надежда Сергеевна,  которая до последних дней находилась рядом с ней. Красичкова Н.С. – вдова героя- подводника, командира реакторного отсека  АПЛ «К-19». Красичков М.В. выполнил основную работу по монтажу нештатной системы проливки активной зоны аварийного реактора «К-19». После соответствующей обработки материала изложенного на диске диктофона получился небольшой рассказ, который предлагается  вашему вниманию. Мне осталось жить несколько дней и, уходя из этого мира,  я хочу рассказать о том, что мне пришлось пережить с первого момента аварии на подводной лодке. Июнь месяц 1961 года. АПЛ « К-19» уходит в море. Козырев Анатолий Степанович сказал мне: « Уходим надолго, и прошу тебя не беспокоиться. Если о нас ничего не будет слышно: значит на подводной лодке все хорошо!» На лето к родителям  я не поехала и осталась в гарнизоне ждать возвращения мужа с моря. Однажды ночью я

долго не могла заснуть и, настроив приемник на радиостанцию « Голос Америки» начала гладить белье. Неожиданно диктор передал сообщение: « На  русской атомной подводной лодке произошла авария с ядерным реактором. Американцы выловили в море одежду подводников с большим радиационным фоном. По мнению экспертов, подводная лодка погибла вместе с экипажем ». С трудом дождавшись утра, я увидела на улицах гарнизона бегущих   в сторону базы подводных лодок офицеров и мичманов. Я поняла, что авария на АПЛ действительно произошла. Спустя некоторое время, женам офицеров и мичманов с АПЛ «К-19» сообщили: « Авария на подводной лодке - имеет место, но человеческих жертв нет. Пострадавшие  в результате аварии доставлены в госпиталь г.Полярного».

Начальник политотдела , что- то еще говорил, но я его уже не слышала. В голове пульсировала одна мысль, как можно быстрее увидеть своего мужа. Я подошла к начальнику политотдела и сказала: « В этот трудный период жизни мужа, я хочу быть рядом с ним. Если вы мне не предоставите транспорт, я пешком пойду в г.Полярный». В общем, спустя несколько часов меня доставили в г. Полярный.. В госпитале я увидела личный состав экипажа «К-19». В то время никто не знал о полученной ими дозе облучения. Все были сильно возбуждены. Да и неудивительно! Их постоянно дезактивировали, а затем допрашивали следователи. Дезактивация – допрос, дезактивация – допрос! Казалось, что истязанию переоблученных людей не будет конца! Спустя некоторое время  всех под конвоем разместили на катере, который доставил нас в г.

Североморск. Командир дивизиона движения Юра Повстьев без посторонней помощи на своих ногах зашел на катер. Доза облучения полученная им была так велика, что в г.Североморске из катера его вынесли на носилках и поместили в санитарную машину. Затем нас повезли на аэродром в Сафоново. Повстьев слабел буквально на «глазах». Он был возбужден и говорил, говорил, говорил…. ,  хотя до аварии  слыл молчуном. Как могла, я его успокаивала. Он испытывал сильнейшее чувство страха и просил меня не отходить от него. Всех переоблученных разместили в самолете и отправили на лечение: кого в г. Москву, кого в Питер. Группу, в которой находились:  Козырев А.С., Повстьев Юрий, Красичков М.В. и другие – поместили на лечение в Военно-Морскую Академию г. Ленинграда. Врачи академии делали все возможное и невозможное для спасения переоблученных подводников. К сожалению, они не Боги! Повстьев Юрий очень хотел

проститься с женой и сыном, но самолет, на котором они вылетели из Симферополя,  опоздал на несколько часов. В чудовищных муках и полном сознании он скончался, так и не дождавшись их прилета. Радиационная смерть начала  свою страшную, обильную жатву с Повстьева Юрия. Хоронили Юру: его жена Валя с маленьким сыном и я. Хоронили  в закрытом гробу. Но мы настояли, чтобы перед погребением гроб открыли. Нашему взору предстала страшная картина: лицо Юрия было абсолютно черным. Под звуки оружейного салюта тело героя- подводника было предано земле на  Красненьком кладбище. Повстьева Валентина после смерти мужа осталась с малолетним ребенком на руках и без жилья. С большим трудом мне удалось отправить телеграмму на имя Н.С. Хрущева с просьбой о выделении квартиры вдове погибшего офицера. Ответ на мою просьбу пришел быстро. В телеграмме говорилось, что я должна прибыть в Адмиралтейство к адмиралу Бойко, которому дано указание решить квартирный вопрос.

Вместе с вдовой Повстьева мы пошли на прием к командующему Ленинградским гарнизоном адмиралу Бойко. На переходе к своему кабинету мы перехватили Бойко и представились ему. Выслушав нас, он практически закричал: « Мне некогда с Вами разговаривать! Ваши мужья служат на Северном флоте, здесь умирают, а я должен решать бытовые проблемы их семей!». Он еще долго кричал, но у нас хватило терпения все выслушать. Выпустив пар, он вызвал полковника Серова и приказал ему показать нам  три двухкомнатные квартиры. Одну из них мы выбрали. В ней до сих пор живет сын Юрия Повстьева. Решив эту важнейшую проблему, из академии я больше не выходила. Как могла, поддерживала переоблученных подводников. Иногда казалось, что от их мучений мое сердце не выдержит, и я умру. Рядом с мужем лежал его подчиненный матрос Ванечка Кулаков, который получил огромную дозу облучения. Наступил День ВМФ. Флотские чиновники прибыли в академию для вручения героям – подводникам государственных наград. В списках награжденных матроса Ивана Кулакова не оказалось.

В этой связи, я попросила всех подводников наград не принимать, пока не будет награжден Кулаков. Замполит «К-19» закричал на меня: « Командованию ВМФ известно лучше, кто достоин награждения!»  Себя Шипов не забыл внести в списки награжденных. Несмотря на давление с его стороны, я настояла на своем и подводники наград не приняли, пока в списки награжденных не внесли фамилию Ивана Кулакова. С тех пор замполит Шипов стал моим злейшим врагом. Тем временем врачи вели непрерывную борьбу за жизнь подводников днем и ночью. Козыреву Анатолию Степановичу дважды делали подсадку костного мозга, и только со второй попытки он прижился. Лучевые ожоги снимали хирургическим путем или специальными мазями. Спустя полгода, подводники почувствовали себя практически здоровыми. К этому времени экипаж «К-19» был полностью расформирован. Кто демобилизовался, кто самостоятельно

трудоустраивался. Мой муж, несмотря на перенесенную лучевую болезнь, настоял на том, чтобы его оставили служить во флоте. Он не представлял своей жизни вне флота. Козырев А.С. говорил мне: « Неля, в моей жизни флот стоит на первом месте, а все остальное, в том числе и семья  на втором». По окончании лечения мужа, меня пригласили на беседу врачи. Они сообщили неутешительный прогноз о продолжительности жизни  мужа - максимум полгода. От мысли, что его скоро не станет – жизнь становилась порой невыносимой! Каждую ночь я неоднократно просыпалась, трогала его руки, голову, чутко прислушивалась к  дыханию. Убедившись, что он жив, я засыпала тревожным, тяжелым  сном. Анатолия Степановича Козырева назначили начальником отдела ремонта  апл в техническом управлении Северного флота. Через полгода его пригласили на медицинское обследование в Военно-Морскую Академию. Врачи не верили своим глазам: перед ними стоял живой и здоровый Козырев А.С. И только спустя девять лет, радиационная смерть вспомнила о нем. Козырев Анатолий Степанович скончался  первого августа 1970 года в возрасте сорока лет. Тело его было кремировано, а  урна с прахом захоронена на Горпищенском кладбище г. Севастополя. Я благодарна судьбе за эти девять лет. До последнего дня своей жизни он работал. Наше «благодарное, заботливое» государство назначило пенсию на двоих детей в размере девяноста двух рублей. Льгот у меня не было.

Спустя некоторое время я решила переехать на ПМЖ  в г.Обнинск. Вопрос о моем переезде был согласован командованием СФ с горисполкомом города. Сдав хорошую трехкомнатную квартиру в г. Мурманске, я с детьми приехала в г. Обнинск. Как коммунист, я должна была пройти собеседование с первым секретарем горкома партии. В назначенное время я находилась в кабинете главного партийного босса г. Обнинска. Без всяких прелюдий он спросил: « Почему Вы выбрали для проживания г.Обнинск? Советский Союз большой и Вы могли бы поехать жить в любой другой город?» Все это было сказано в недоброжелательной, мизантропической форме. На хамство и цинизм, допущенные в отношении меня, я ответила: « Мне что, нужно было спросить у Вас разрешение на переезд? Мой муж потерял здоровье и жизнь, защищая Родину! А Вы сидите живой и здоровый в большом уютном кабинете, и учите других, как им поступать в том, или ином случае!» Неприятный осадок от беседы с ним остался в памяти на всю жизнь. Вместо трехкомнатной, мне дали двухкомнатную квартиру, несмотря на то, что дети были разнополыми. Видимо партийный босс города, таким образом, оценил заслуги

мужа и мой строптивый характер! В 90-е годы прошлого столетия в прессе появились первые правдивые публикации о радиационной аварии на АПЛ «К-19». Затем начали давать необъективную информацию. Появилось большое количество лжеликвидаторов, которые утверждали, что в момент аварии находились на борту «К-19» и в чудовищно-искаженном виде рассказывали о ней. Стало ясно, что из «К-19» делают коммерческий бренд. Толпа отщепенцев захотела  обогатиться на человеческой трагедии! И обогатились! Начался выпуск ряда товаров: водка «К-19» и многое другое. Самозванцами были созданы организации якобы для оказания помощи переоблученным  подводникам с «К-19», а так же вдовам погибших. Денежные средства, собранные на благородные цели осели в карманах предприимчивых мерзавцев, не имевших никакого отношения к аварии.

Некоторые из этих организаций существуют до сих пор и, продолжая эксплуатировать трагедию на «К-19», подобно мощным насосам выкачивают деньги из доверчивых граждан и организаций в целях личного обогащения. Я не раз обращалась в редакции соответствующих средств массовой информации, с опровержением  опубликованных материалов  касающихся  АПЛ «К-19». Но это был- глас вопиющего в пустыне! Спустя некоторое время американцы сняли художественный фильм с Харрисом Фордом в главной роли: «К-19: Оставляющая вдов». Фильм хороший, но почему его сняли не российские кинематографисты. Видимо, тема патриотизма им неинтересна. От автора Сафонова А.Н. – Свои воспоминания Козырева Н.Г. полностью завершить не успела. Безжалостная смерть прервала ее работу, так необходимую для потомков и истории.
Супруги Козыревы были большими патриотами своей Родины.

P/S  Себя, я так же отношу к патриотам России. Патриотизм, на мой взгляд, должен стать идеологией всех народов, населяющих Россию. Он должен способствовать воспитанию любви к Родине, ее процветанию и могуществу. Свой патриотизм  мы продемонстрировали во время ликвидации крупнейших в истории ВМФ СССР  радиационных аварий на ядерных объектах губы Андреева  в чрезвычайно- опасных для жизни условиях.   Спустя 21 год после трагедии на АПЛ «К-19», чудовищные радиационные события повторились: только в несоизмеримо больших масштабах, с  переоблучением огромного количества моряков. Многие из них после демобилизации скончались от лучевой болезни. Необычайно красивой природе Севера были нанесены страшные радиационные раны. В губу Андреева было слито порядка 700000 тонн высокорадиоактивной воды!  Фактически, на ядерных объектах  БТБ-569, в течение шести лет велась радиационная война. Аварии были обусловлены: безграмотным проектированием хранилищ отработанного ядерного топлива (ОЯТ ) в здании .№5  и

хиросимном блоке смерти. Тяжесть последствий радиационных аварий усугубилась беспрецедентно – преступным отношением к их эксплуатации со стороны соответствующих флотских инстанций. При проектировании  хранилищ ОЯТ  был выбран «бериевский» вариант хранения топлива, предполагавший использование труда военных рабов или заключенных! Основная масса ликвидаторов, работая в убийственных радиационных условиях, показала себя с самой наилучшей стороны, и выполнила с честью и достоинством  патриотический долг перед Отечеством. На их подвиге можно и нужно  воспитывать подрастающие поколения!

К горькому сожалению,  великий коллективный подвиг своих сограждан, нашим государством до сих пор незамечен, а следовательно и неоценен. Флотские функционеры, заметая следы своих преступлений, сделали все, чтобы скрыть от широкой общественности крупнейшие в истории ВМФ СССР радиационные трагедии. В течение почти двадцати лет ликвидаторы пытаются добиться от государства оплаченных своим здоровьем заслуженных льгот.  Обнаглевшая, коррумпированная бюрократия, стала на их пути  непреодолимой преградой. Государство, в лице: бездушных, вороватых, нерадивых чиновников убивает их вторично - морально!
***
Матросы Андреевки: « Вы совершили -
немеркнущий подвиг во времени!
Вы человечество избавили,
от ядерного бремени!»

           ***
С наградами Вас всех «надули»!
Другие носят Ваши ордена,
потерянным здоровьем Вы их заслужили,
такая вот у нас страна!

             ***
Я знаю по опыту жизни!
Приспособленцы: всегда на плаву,
а настоящие Герои,
неизвестны никому!

             ***
Другая б страна гордилась!
Великим подвигом своих людей,
достойно к ним бы относилась,
воспитывая молодых парней.
( Сафонов А.Н.  Ода -2 )

В то же время известны сотни случаев, когда незаслуженными льготами пользуется: огромное количество проходимцев и прочее отребье в человеческом обличии. Безусловно, такое отношение со стороны государства к людям, потерявшим свое здоровье, а иногда и жизни, является полярным примером воспитания патриотизма. Старую систему воспитания уничтожили, а взамен ничего не создали. На мой взгляд, патриотизм – это мощная основа, фундамент на котором строится государство. Без этой основы, общество существовать и нормально развиваться не может! Иногда воспитание чувства патриотизма нам пытаются подменить редкими успехами в футболе, игрой в городки или боулинг! На мой взгляд, это глупо и не серьезно. До сих пор, можно услышать слова: “Патриотизм – это последнее убежище отъявленных негодяев!” Значит я, вместе с миллионами моих сограждан, которые любят свою страну, с ее березками, бескрайними полями и лесами, бесчисленными необычайно- красивыми реками и озерами являемся негодяями?

Безусловно, мы с таким оскорблением своих патриотических, нравственных чувств и интеллекта, никогда не согласимся. Негодяи, на мой взгляд –  те, кто довели мою страну до состояния сравнимого с тотальным военным разгромом, содействовали организации всепожирающей коррупции и мздоимству, развалили медицину, образование, и вооруженные силы. Произвели невиданное в истории человечества чудовищное имущественное расслоение населения за счет разграбления государственной собственности созданной рабским трудом многих поколений моих соотечественников. Наполеон Бонапарт говорил: “Любовь к Родине – первое достоинство цивилизованного человека”.

Вопросы патриотического воспитания должны оставаться в центре внимания нашей государственной деятельности. Причем эта работа должна вестись, что называется, с пониманием ответственности задачи, она не должна быть шаблонной, она должна доходить до сердца. Вопрос патриотического воспитания не может быть формальным, он должен именно сообразовываться с личными представлениями каждого человека о его месте, с его восприятием страны, Родины. Поэтому, конечно, этим нужно заниматься, заниматься и в школе, и в студенческих коллективах, но заниматься так, чтобы это создавало соответствующее желание у наших молодых людей, школьников и студентов изучать историю страны, создавало ощущение причастности к сегодняшнему дню и гордости, конечно, за те события, которые были в прежний период.

Д.А.Медведев
 (Из видеоконференции в приемной Президента России, 9 апреля 2009 г.)

 

 

Письмо  активного ликвидатора крупнейших в истории ВМФ СССР радиационных
             аварий на ядерных объектах в/части 90299 – БТБ 569 (губа Андреева)                                                                
Старченкова О.А.

Мы повторили подвиг предков,
в суровом северном краю:
самоотверженно, без предрассудков,
выполнили миссию свою!
(Сафонов А.Н.)

Размышления о сути.
Хотелось бы немного поразмышлять на тему : Почему страна не знает своих героев? Не хочет знать или их кто- то скрывает, тем самым, скрывая собственные преступные и надо заметить корыстные поступки или непрофессионализм. Почему, например страна не знает какой подвиг, совершали матросы и часть офицеров в/ч 90299 в 80-х годах прошлого столетия? Почему сами участники событий не заявляют о себе: из ложной скромности или от бессилия доказать свое участие в ликвидации аварий в «Андреевке»

Память человека устроена таким образом, что плохие (повреждающие эмоционально) события практически стираются из неё. Три года проведённые в «Андреевке», каким то странным образом, существуют в сознании единым клубком, который никак не хочет размотаться. Создаётся впечатление, что в пищу для матросов добавляли кроме брома ещё что-то для забывания. Есть ещё версия, что это пагубное воздействие ионизирующего излучения.

А может череда однотипных повторяющихся событий, слилась в единый негативный пласт сознания. Причем каждый отдельный день, проведенный в Зоне Строгого Радиационного Режима с обыденной точки зрения простого человека, должен восприниматься, ну не подвигом, но хотя бы, как экстремальным случаем уж точно!
На фоне ежедневной рутинной работы смены в здании № 5 по выгрузке радиоактивных стержней, конечно же, неосторожное падение в бассейн матроса воспринимается как нонсенс. А вот его спасение т.е. сознательный прыжок другого матроса в бассейн и в какой бассейн ?!!( удельная активность воды в бассейне достигала 5x10-5кюри/литр) воспринимается как личный подвиг.

 «… В ноябре 1982 г., во время проведения работ по перекрытию правого бассейна, было зафиксировано падение уровня в левом бассейне. За неделю средняя утечка из левого бассейна достигла 10 тонн в сутки при удельной активности 3x10-4 кюри/литр. На декабрь 1982 г. в аварийном хранилище наблюдалась следующая обстановка: завершено перекрытие правого бассейна, уменьшилась течь, уровень воды в бассейне поддерживался около 3-х метров (при нормальном - 6 м), удельная активность воды в бассейне достигала 5x10-5кюри/литр. В левом бассейне средняя утечка составляла около 3-х тонн в сутки, удельная активность воды около 4x10-4кюри/литр, уровень воды в бассейне поддерживался около 4-х метров, около 30% поверхности бассейна перекрыто бетонными плитами. Началась срочная выгрузка чехлов из аварийного хранилища ОЯТ здания № 5.
Все работы по разгрузке левого бассейна выполнялись штатным персоналом БТБ и были завершены в сентябре 1987 г.
Всего было выгружено более 1114 чехлов (т.е. не менее 7800 ОТВС)…» - Из книги Сафонова А.Н. – непосредственного участника всех событий в в/ч 90299

На мой взгляд, работы в пятом здании сами по себе уже сродни выходу в открытый космос. Броситься спасать товарища в смертельно опасную воду-это запредельное мужество и отчаянный героизм.
И что? Где хотя бы медаль «За спасение на водах»? Ответ очевиден и как говорится на поверхности – нет, и не будет никогда. Почему? А давайте поразмышляем…
Ответственность и ещё раз ответственность – то чего в нашей стране в большинстве своём никогда не берут на себя люди, отвечающие за жизни других людей. Командиры в чьих руках разрешение триединой задачи ( 1-ая: боевой приказ Родины, 2 –ая: сохранение жизней личного состава, т.е. цена первой задачи, 3-я: личная безопасность и благополучие его самого - командира) конечно же выбирают разрешение третьей задачи! И естественно в ущерб первым двум.

В в/ч 90299 начиная с 1982 года была аварийная ситуация в здании № 5, кроме того, учитывая специфику БТБ-569 направленную на обеспечение хранения и перегрузку отработанных ТВС, аварийная ситуация, следовательно, была на всей территории ЗСРРБ
в/ч 90299! Командование в\ч не объявляло тревогу «Радиационная опасность». Ну, скажите мне какой «нормальный» командир части признается в собственной несостоятельности и непрофессионализме. Да и кто ему это позволит сделать? Неужели командование флотилии или флота - НИКОГДА!
ЗАМАЛЧИВАНИЕ аварийной ситуации в угоду личной безопасности (погоны, звания, должности, премии и т.д.)! Цена такого служебного преступления (именно преступления) – это жизни и здоровье личного состава. Мало того грандиозная фальсификация отчетных документов по в/ч 90299 на протяжении большого периода времени. Представить себе невозможно правдивый доклад «наверх» командиров в/ч 90299 Мезенова А.П. или Донца Н.Ф.о подвиге матроса спасшего жизнь другому ныряя в… радиоактивную воду аварийного бассейна здания № 5 во время аварийных же работ по ликвидации радиационной катастрофы в в/ч 90299!

Ну а офицерский состав в своем большинстве, естественно соглашался с существующим положением в силу своей трусливой натуры (в Зону Строгого Режима РБ обязаны были ходить, а не ходили): не докладывали о состоянии дел т.к. не участвовали в ликвидации аварий, а обязаны были это делать.
Результат преступной деятельности по сокрытию подлинного состояния дел в «Андреевке» - Грандиозная по своим масштабам экологическая катастрофа с непредсказуемыми последствиями в будущем!!! Переоблучение личного состава и малой части офицерского (честных офицеров, но молчаливых)!

Что теперь, по прошествии почти 30 лет, делать матросам в/ч 90299? Судиться с государством о признании былых, но спрятанных командованием, заслуг. Требовать материального возмещения утраченного здоровья или хотя бы компенсации такового в виде льгот. Согласен, судебное признание участника ПОР, мизерная, но справедливая сатисфакция. Но для этого надо доказать, что вода в которую нырнул Семёнов была радиоактивная, а сам Семенов был там. Вот последнее доказать невозможно так как, далее по тексту «… Техническое Управление ВМФ , располагает сведениями о аварийных работах (радиационно-опасных), имевших место в хранилище № 5 войсковой части 90299,  в период с 1982 по 1985 годы (период службы «имярека»). В тоже время, в архивной справке Архива СФ указано, что «сведений о непосредственном участии в ликвидации аварии в здании № 5 в/ ч 90299 военнослужащего «имярек» не имеется.» Вот такой оборот, не был матросик в здании № 5, не было крупномасштабной аварии, а велись всего лишь аварийные работы! Интересно каким образом Семенов и Табунов пережили вывод

радионуклидов из организма, какую дозу им записали в журнал дозовых нагрузок (примерно 14-17 тысяч рентген «светит» нижняя активная часть ОТВС) и главное был ли доклад командования «наверх» о подвиге Семенова для наград героя и наказания нерадивых ( о том, что Сафонов доложил по команде о герое, я нисколько не сомневаюсь), и самое главное на каком уровне умолчали о подвиге Семенова, если на уровне начальников КПР и СРБ и медика в/ ч 90299 - то всё ребята(!) не было никаких аварий в «Андреевке», а были локальные аварийные работы, в которых совершали подвиги исключительно офицеры во главе с командиром части. При этом погоны, звания, должности, премии и т.д. всё цело……Порука, блин, круговая, а матросы мясо!
Память человека устроена таким образом, что плохие (повреждающие эмоционально) события практически стираются из неё, но сознание человека обрабатывает информацию и формирует опыт. Полученные знания дают возможность реально осознавать действительность и анализировать прошлое, чтобы не делать ошибок в будущем.
Я никому не посоветую участвовать в выгрузках отработанного ядерного топлива не потому, что это смертельно опасно, а потому что о героизме исполнителей опять не будет сведений, ну и всё же - это всё равно опасно!!!

 

 

 

 

 

Рассказ из книги Сафонова А.Н. «Правда о Чернобыле по-флотски в губе Андреева

 

 

 

наши контакты | ©2009 Харламов И.С.