Правда о Чернобыле по флотски в губе Андреева

главная | фотоальбом | форум
о проекте | новости |
список офицеров | список матросов срочной службы | льготы |

Спланированная командованием войсковой части гибель матроса из губы Андреева

Трагические события, о которых пойдет повествование ниже произошли в конце сентября 198..? года. В это время в части произошла смена командира, командовать частью был назначен капитан 1 ранга Мезенов А.П. С моей субъективной точки зрения это был исключительно грамотный в техническом отношении человек. Помимо этого качества он обладал сильно развитыми волевыми и организаторскими способностями. Был хорошим психологом, обладая при этом высокими морально-нравственными качествами. В момент его назначения шквал пьянства захлестнул практически все категории личного состава части, поэтому было не удивительно, что приоритетной для себя задачей он выбрал непримиримую, жесточайшую борьбу с этим социальным злом. Надо отдать должное его умению сочетать методы убеждения и принуждения. Работать с людьми он умел, хотел и мог. Скажу прямо, перед его приходом в/ч 90299 стояла на краю бездонной пропасти и только благодаря титаническим грамотным усилиям капитана 1 ранга Мезенова Анатолия Павловича, он сумел оттащить её от этой бездны. Но это было потом. А пока многие офицеры-воспитатели, забыв о существовании у них подчиненного личного состава по инерции придавались пьяным оргиям.


Объективно говоря, этому древнему пороку также была подвержена не малая часть личного состава 1 Флотилии. В выходные дни, особенно летом, когда жены с детьми уезжали на «большую землю», толпы офицеров и мичманов тяжело груженые спиртными напитками двигались в сопки с целью «культурного» времяпрепровождения. Очень часто дикое пьянство в сопках заканчивалось кулачными боями с нанесением дерущимся тяжелых физических увечьев. Многие по пьянке утонули в холодных водах бесчисленных озер Мурманской области. Командование 1 Флотилии, как говориться, не пошевелило даже пальцем, чтобы каким-то образом изменить проспиртованный микроклимат в воинских частях. Командующий Флотилией, отличавшийся большой жестокостью, прибегал к драконовским методам воздействия на сознание недисциплинированных офицеров и мичманов. О его жестокости знали все военнослужащие Флотилии, в связи с этим появилась поговорка: «Лучше попасть под танк, чем под Командующего».


В своих поступках, Командующий руководствовался судя по всему популярной в то время поговоркой: «Только страх рождает волю к победе над собой». Помню случай, произошедший с одним молодым, перспективным, грамотным Командиром подводной лодки, который был вызван на «ковер» к Командующему, в связи с небольшой провинностью его подчиненного. Командующий, как в последствии рассказывали, при разговоре с ним вел себя по хамски, кричал на него, унижал, угрожал снять с должности и т.д. После такого «душевного» общения с ним Командир АПЛ потрясенный жестокостью и хамством Командующего, скончался от инфаркта через час после беседы у себя в каюте на корабле.


Я не хочу сказать что все адмиралы- людоеды. Были адмиралы, которых просто обожали. К таким адмиралам относились: Барановский, Мочалов, Голосов, Решетов, Порфирьев, Никитин, Пушкин, Шевченко, Фалеев и другие.


В связи с национальной особенностью воспитания Командующим 1 Флотилии своих подчиненных, вся гарнизонная гауптвахта была забита до предела арестованными офицерами и мичманами. Для посадки арестованного офицера или мичмана соответствующий командир-офицер приносил спиртное мичману – начальнику гауптвахты и со слезами на глазах умолял его найти место на губе. Правда были и другие случаи. Как-то командиром Андреевки за пьянство был арестован офицер службы снабжения в/ч 90299. Каково же было его удивление, когда он узнал, что арестованный офицер выкупил свою свободу у начальника губы за пять бочек краски и продолжает «жестко бухать» на свободе. Но и сама гарнизонная гауптвахта не являлась территорией трезвости. За соответствующее денежное вознаграждение сотрудники гарнизонной гауптвахты доставляли спиртное прямо в камеры арестованных и пьяные вакханалии регулярно происходящие там, не редко заканчивались жесточайшими групповыми драками с нанесением тяжелых телесных повреждений.


Раз я заговорил про гарнизонную гауптвахту, я бы хотел эту тему раскрыть поподробнее. Командовал гауптвахтой мичман по фамилии Волк, тупее и ограниченнее человека, чем он я в жизни не встречал. О том, что он относится к человеческому виду говорило наличие у него четырех конечностей и то, что он передвигался, держа свое тело вертикально. По своему уровню развития, я думаю, он не отличался от неандертальца. Его выражения надо было записывать, а затем озвучивать на концертах, высмеивая тем самым дремучую глупость. Приведу некоторые из его выражений: «Эй вы трое, оба ко мне!», «Почему на плацу валяется вода?», «Кто разрешил синицам садится на забор гауптвахты?».


На губе, как мы называли гауптвахту, сидели офицеры всех рангов кроме первого. Так вот, офицеры попавшие на губу, подвергались дикому унижению, выражалось это в том, что во время строевых занятий на плацу мичман Волк объявлял себя вице-адмиралом и приказывал офицерам до капитана 2 ранга включительно подходить к нему строевым шагом, держа при этом руку под козырек. Если офицер отказывался это делать, вызывался комендантский взвод и над этим офицером издевались уже физически. Ему связывали руки и ноги, затем ноги с помощью веревки подтягивали к лопаткам спины офицера. Это называлось сделать арестованному ласточку. Иногда человека с подтянутыми к лопаткам ногами, оставляли на длительное время, а после освобождения от веревочных пут, выяснялось, что он потерял способность двигаться.


По ходатайству мичмана Волка перед комендантом гарнизона, офицера могли на длительное время посадить в одиночную камеру. Командующий Флотилией сам арестовывал офицеров и приказывал коменданту гарнизона содержать их в одиночной камере в подвалах. Ни в одном документе не сказано, что арестованного офицера можно содержать в одиночке. Обычно в одиночных камерах содержались убийцы и другие подследственные. Но нашему адмиралу было все ни почем. Погоны вице-адмирала для него были индульгенцией от наказания.


Как вы поняли, Социальный Чернобыль беззвучно прогремел в те времена над всей 1 Флотилией АПЛ. В/ч 90299 базировавшуюся в губе Андреева и входящую в состав этой Флотилии он также не обошел стороной. Социальный организм Флотилии, как в прочем и все общество страны того времени были тяжело больны и для их лечения требовалось хирургическое вмешательство. Но этого не происходило. Видимо Человеконенавистную Систему образца 1917 года устраивали: безответственность, круговая порука, пьянство, воровство, аморальщина, расцветшие в то время во Флотилии пышным, ярким многообразием цветов. В связи с вышесказанным, я думаю, здесь будет уместно четверостишие:


«Цветут махрово и упрямо,
Плодов прогресса семена
Снобизм плебея, чванство хама,
Высокомерие дерьма.»


Состоявшийся Социальный Чернобыль в 1 Флотилии АПЛ, являлся катализатором для возникновения аварий на кораблях, приводящих к гибели, дедовщине во всех её многообразных уродливых проявлениях, убийствам и самоубийствам среди всех категорий личного состава. Создавшийся негативный микроклимат не в коей мере не способствовал повышению ответственности среди офицеров при выполнении ими своих должностных обязанностей.

Уважаемый читатель, перед тем как перейти к изложению основной темы рассказа, я хотел бы дать краткую характеристику человеку, который на мой взгляд имеет прямое отношение, я бы сказал к спланированной гибели отличного матроса-новобранца Андрея Удилова, успевшего прослужить в нашей части всего 5 дней. Если бы на месте этого человека, о котором я расскажу ниже, был бы другой, добросовестный умный руководитель, Андрей Удилов был бы жив.
Вышло так, что по вине этого чиновника смерть забрала у родителей единственного сына, тем самым прервав генеалогическую ветвь Удиловых.


До назначения этого человека, назовем его Невструевым, на должность главного инженера части, это место занимал ныне покойный, Гандзицкий Константин Сергеевич. Это был исключительно грамотный и толковый человек, который в силу своих умственных и человеческих качеств мог бы без проблем командовать такой частью, как в/ч 90299. Его любил и уважал как человека и специалиста, практически весь личный состав части. Я не побоюсь сказать о нем, что это был Человек, как говориться, с большой буквы. На смену ему пришел Невструев. О таких людях обычно говорят: «На любом месте, этот человек будет не на своем месте». В техническом отношении он характеризовался как очень посредственный и отсталый от прогресса человек. Душевными и человеческими качествами, он также не соответствовал занимаемой должности. По своей натуре он был разрушителем. А нам в то время, просто необходим был созидатель в лице главного инженера части. Но Невструев являлся активным партийцем и за это Человеконенавистная Система образца 1917 года назначила его главным инженером, а затем и Командиром в/ч 90299.
Авторитетом среди личного состава части он не пользовался. Очень часто им отдавались откровенно глупые приказания, выполнение которых однозначно привело бы к травматизму или гибели личного состава. Очень часто офицеры отказывались выполнять его преступные приказания. Над его глупостью откровенно смеялись ему в глаза. Четверостишие для Невструева:


«Где лгут и себе и друг другу,
И память не служит уму
История ходит по кругу
Из крови – по грязи – во тьму».


Безусловно, сложившаяся в те времена обстановка, уничтожала общество в целом и отдельные в/ч в частности. Она была подобна ржавчине, которая разъедала шестеренки, когда-то хорошо, без сбоев работающего механизма. Многие офицеры, имевшие в подчинении личный состав срочной службы, как я уже писал выше, от работы с ним самоустранялись. Такое безответственное отношение к исполнению своих обязанностей отдельными офицерами не могло не привести к человеческим жертвам.


Приведу пример гибели, только что прибывшего, служить в нашу часть молодого матроса Удилова. Родился и вырос он на Урале в хорошей рабочей семье. К моменту прихода в нашу часть, он к удивлению всех, был награжден медалью «За трудовую доблесть». За все свои 19 лет службы в ВМФ я больше никогда не встречал матроса новобранца, имеющего такую награду. Я видел его только один раз, но и этого мне оказалось достаточным, чтобы запомнить его на всю жизнь, высокий, красивый, с темными вьющимися волосами и исключительно живыми и выразительными глазами. Казалось энергия так и фонтанирует из него. Он готов был браться за любое дело. Его отличали в общении с сослуживцами чувство такта и рассудительности. А погиб он буквально через пять дней после прибытия в часть, как я считаю по преступной халатности человека, о котором я писал выше.


Главный инженер части решил для прокладки трубы вырыть глубокую траншею. Но рыть то траншею тоже надо было с умом. На выполнение, казалось бы этой элементарной работы были посланы в основном только что пришедшие служить матросы, в том числе и матрос Удилов. Главный инженер не провел инструктажа личного состава каким образом выполнять работу. При выполнении этих работ отсутствовал контролирующий офицер. Матросы рыли глубокую траншею по профилю напоминающую гигантскую бутылку, что категорически запрещалось делать. В результате обрушения верхних слоев траншеи, матросу Удилову была нанесена черепно-мозговая травма, от которой он потерял сознание и находился некоторое время под слоем земли на глубине около 1,5 метров. Сверху на него давила сползшая в траншею железобетонная плита весом около тонны. Успевшие выскочить из обрушившейся траншеи и получившие при этом ссадины, ушибы и кровоподтеки, молодые матросы не знали как быстро помочь засыпанному глубоко под землей Удилову Андрею, так как контролирующий офицер отсутствовал.


Молодой матрос Никитин быстрее других пришел в себя и быстро побежал к гражданскому специалисту, работавшему на бульдозере в 100 метрах от случившейся трагедии. Бульдозерист Коля с полуслова понял просьбу матроса Никитина и на предельной скорости погнал свой бульдозер к месту обрушения траншеи. Зацепив тросом тяжелую плиту, он быстро стащил её трактором с траншеи. После этого молодые матросы с бульдозеристом бросились руками откапывать засыпанного землей Андрея Удилова. Откопать его удалось минут через 5. Вся его голова была в крови и комьях перемешанной с кровью глины. Он был без сознания. Кто-то из молодых матросов пытался делать ему массаж сердца, но это положительного результата не дало. Его тело неподвижно лежало на траве, рядом с молодыми березками, кроны которых золотились в негреющих лучах сентябрьского северного солнца. Он еще был жив, грудь его еле заметно шевелилась при дыхании. При этом на его губах образовывалась кровавая пена. Затем началась предсмертная агония. Его тело дернулось, как будто по нему пропустили электрический ток. Молодая жизнь Андрея Удилова неистово билась с наступающей смертью. Силы были не равны, а полученная им травма была несовместима с жизнью, которую он беспредельно любил, и которой так мало ему было отпущено. Через несколько секунд он тяжело застонал, при этом все его тело напряглось и затем медленно обмякло. Все поняли, что молодой, красивый, добросовестный Андрюша Удилов умер. Воцарилась неестественная тишина, только березки под которыми лежало тело Андрея, о чем то разговаривали между собой шевеля при этом золотистой листвою. Безвременная смерть Андрея Удилова меня потрясла до глубины души. Эта смерть не была случайной, её тщательно спланировал представитель Человеконенавистной Системы образца 1917 года, о котором я писал выше.


Мне пришлось еще несколько лет прослужить в этой проклятой части после смерти Андрея и я практически каждый день проходя мимо места его гибели вспоминал о нем. Молодые березки под которыми лежало в день трагедии тело Андрея за прошедшие годы подросли и каждой осенью они на этом месте укладывали большой красивый ковер из золотой листвы в память о нем. Глядя на все это, мне думалось, что даже березки продолжают помнить о нем в отличии от многих людей из нашей части.


Где-то через полгода после гибели Удилова, к нам в часть приехал его отец. Я видел, как командование части нагло ему врало о причинах гибели его сына. Правду о смерти сына ему так и не рассказали. Отец Удилова, не скрывая слез, оплакивал смерть своего единственного сына. Мне было жалко его до глубины души, но что я мог сделать? Рассказать ему фактическую правду о гибели сына? Я думаю, рассказав ему всю правду, я бы причинил ему дополнительную душевную травму и кто знает, как бы он её перенес. Не смотря на явную причастность к гибели матроса Удилова, главный инженер не понес никакого наказания. Этот субъект был настолько аморален, что его даже не мучили угрызения совести. А в прочем о наличии какой совести я говорю? Для таких существ как он, совесть – абстрактная категория.


Безнаказанность в части стала нормой жизни. Как сейчас помню из развалин старого городка, что находился в 400 метрах от штаба части и где предприимчивый матрос организовал завод по производству самогона сослуживцы принесли труп молодого матроса Кашапова. Я так и не понял, то ли он сам повесился, то ли его повесили старослужащие. Следствие по случаю гибели матроса Кашапова не велось. Цинковый гроб с его телом отправили по месту жительства родителей и на этом все закончилось. Его жизнь списали как выслужившую свой срок службы шинель. Офицер, его непосредственный начальник, также остался при должности и погонах.


Как я уже писал выше, закончил он свою службу в должности командира части. С высоты своих прожитых лет, я думаю так, если по вине офицера погиб матрос или солдат, этого офицера необходимо немедленно отдавать под суд, так как он не имеет никакого права командовать людьми, а следовательно, отвечать за их жизни. К сожалению, тогда в обществе руководила Система образца 1917 года, практически в глазах этой Системы мы все были рабами и ничтожествами. Люди, имеющие чувство собственного достоинства и свое мнение жестко преследовались ею. Их объявляли диссидентами, отправляли в психушки и тюрьмы. Холуи же и ничтожества с партбилетами в карманах быстро двигались по карьерной лестнице.


Отрывок из книги «Правда о Чернобыле по-флотски в губе Андреева».

 

 

 

наши контакты | ©2009 Харламов И.С.