Правда о Чернобыле по флотски в губе Андреева

главная | фотоальбом | форум
о проекте | новости |
список офицеров | список матросов срочной службы | льготы |

Социальные пейзажи во Флотилии рядом с губой Андреева

«Есть два рычага, которыми можно двигать людей:
                                                                                      страх и личный интерес.
                                                                                                                                                 Наполеон Бонапарт


Уважаемые читатели! Как Вы уже знаете из моих предыдущих рассказов, в годы моей теперь уже, к сожалению далекой молодости, мне “повезло” послужить в течение семи годков на атомных подводных лодках (АПЛ) Флотилии. От этой “изумительной” службы в “райских” условиях плавающих труб, я до сих пор наполнен “очаровательными” впечатлениями.

Мне думается, что каждый человек имеет право на субъективное мнение. Оно может не совпадать с мнением его товарищей по службе, но это не означает, что такой человек в своих суждениях не прав. Каждый социальный субъект рассматривает события происходящего в обществе через призму своей культуры, морали, нравственности, мировоззрения и безусловно, религиозных чувств. По крайней мере, таким является мое мнение.

Прослужив во Флотилии некоторое время, я понял, что ее организм серьезно болен тяжелыми социальными заболеваниями, что в конечном итоге основательно сказывается на боеготовности частей, аварийности и гибели личного состава. А по-другому в то время и быть не могло. Человека – ненавистная система образца 1917 года, находясь в состоянии страшной предсмертной агонии, доживала последние годы. Вооруженные силы общества, как мы знаем, являются его зеркальным отражением со всеми присущими ему болезнями.

В очередной раз я взялся за перо потому, что как говорил персонаж известного и любимого всеми фильма – “Мне за Державу обидно”. Многие страшные пороки того общества, только еще в более извращенной и уродливой форме, передались как бы по наследству в социальную систему современной России. Целью моего рассказа не является очернительство или издевательство над системой образца 1917 года. Цель в другом - не наступить в очередной раз на одни и те же грабли.

Я знаю, что в современной России существует масса ностальгирующих по тем временам людей. Да, многим из них прекрасно жилось в том закрытом от всего цивилизованного мира обществе. Военные чиновники, дополнительно прикрываясь грифом “Секретно” творили, что им вздумается. А расходным материалом для их античеловеческих решений были загубленные людские жизни, количество которых никто и никогда не считал. На протяжении всей истории России, жизнь человека на ее необъятных просторах никогда и ничего не стоила! К такому выводу можно прийти, читая труды известных отечественных ученых – историков. Правда, эта история после прихода к власти очередного Генсека в целях конъюнктурной и политической целесообразности постоянно корректировалась, а иногда просто грубо, до неузнаваемости искажалась. Я очень люблю Россию, эту синеокую страну. Помните, как писал про свои патриотические чувства к России ее великий и гениальный сын С.А. Есенин:

Если кликнет рать лихая,
Кинь ты Русь, живи в раю!
Я скажу не надо рая,
Дайте Родину мою!

Мне всегда хотелось, чтобы народ, населяющий мою страну, жил материально хорошо и мог свободно пользоваться всеми достижениями демократии мировой цивилизации. Себя я отношу к патриотам России. Мне глубоко отвратительна и омерзительна коммунистическая идеология. Патриотизм на мой взгляд должен стать идеологией всех народов, населяющих Россию. Она должна способствовать воспитанию любви в Родине, ее процветанию и могуществу. Свой патриотизм вместе с другими офицерами и более чем тысячей матросов, мы показали при работах по ликвидации каскадных радиационных аварий в чрезвычайно опасных для жизни условиях на ядерных объектах губы Андреева. Как Вы уже знаете в 80-х годах прошлого столетия, там фактически в течение нескольких лет велась радиационная война. Как и на всякой войне, в экстремальных условиях у человека проявляются все моральные и нравственные качества его мировоззрения. В таких условиях, суть человека видна как на ладони. К счастью, основная масса ликвидаторов, работая в убийственных условиях, показала себя с самой наилучшей стороны и выполнила с честью и достоинством до конца свой долг гражданина и патриота перед Отечеством.

К сожалению, этот великий коллективный подвиг, своих сограждан, нашим государством до сих пор не замечен! Безусловно, такое отношение со стороны государства к людям, потерявшим свое здоровье, а иногда и жизни, является полярным примером воспитания патриотизма. Старую систему воспитания уничтожили, а взамен ничего не создали. На мой взгляд, патриотизм – это мощная основа, фундамент на котором строится государство. Без этой основы, общество существовать и нормально развиваться не может! Иногда воспитание чувства патриотизма нам пытаются подменить редкими успехами в футболе, игрой в городки или боулинг! На мой взгляд, это глупо и не серьезно. До сих пор, можно услышать слова: “Патриотизм – это последнее убежище отъявленных негодяев!” Значит я, вместе с миллионами моих сограждан, которые любят свою страну, с ее березками, бескрайними полями и лесами, бесчисленными необычайно красивыми реками и озерами является негодяями? Безусловно, мы с таким оскорблением своих патриотических, нравственных чувств и интеллекта никогда не согласимся. Негодяи, на мой взгляд – это те, кто довели мою страну до состояния сравнимого с тотальным военным разгромом, содействовал организации все пожирающей коррупции и мздоимству, развалил медицину, образование и вооруженные силы. Произвел не виданное в истории человечества чудовищное имущественное расслоение населения за счет разграбленной государственной собственности созданной рабским трудом моих соотечественников. Наполеон Бонапарт говорил: “Любовь к Родине – первое достоинство цивилизованного человека”.

А теперь мне бы хотелось мысленно вернуться во времена моей далекой молодости, во Флотилию, в которой, как я уже писал выше, мне крупно “повезло” служить и увидеть то, о чем я Вам частично сейчас поведаю. Рассказывая о Социальном Чернобыле во Флотилии, в целях экономии Вашего времени, я буду ограничиваться одним – двумя примерами, которых будет достаточно, чтобы сделать определенные выводы. Как я предполагаю, они могут быть даже диаметрально противоположными. Все зависит от политических пристрастий, морали, нравственности, духовности и других качеств человека. И это нормально. Единого табунного мнения быть не должно в современных, цивилизованных людях. Итак, поехали!

Социальный пейзаж № 1 – Пьянство

После окончания военно-морского училища, мощный отряд молодых, оптимистически и амбициозно настроенных лейтенантов прибыл в пенаты Флотилии. Получив распределение на экипажи АПЛ, они сразу же стали осваивать находящуюся в заведовании матчасть. Принцип осваивания существовал видимо еще со времен царя Гороха, который лаконично гласил: “Не хочешь – заставим! Не можешь – научим!” Моему знакомому крупно “повезло” с командиром АПЛ, который приказал молодым лейтенантам не покидать пределы прочного корпуса подводной лодки, пока они не получат допуска к самостоятельному обслуживанию своей матчасти. Только через три месяца мой знакомый смог увидеть свою семью. От полученного стресса за эти три месяца, он забыл, как зовут его детей! Старослужащим офицерам было по кайфу общаться с молодняком. Некоторые из них, желая показать, что мы являемся ничтожествами и эмбрионами, демонстрировали нам на собственном примере, исключительное знание вверенной им техники. Командир дивизиона одной из АПЛ, к которой мы были прикомандированы, пригласил молодых лейтенантов на эксклюзивное мероприятие по выводу ядерного реактора АПЛ на определенную мощность. Собираясь это делать, он был в “лом” пьяный! Прибыв на пульт ГЭУ (главная энергетическая установка), он скинул тапочки со своих ног, а затем снял носки. Мы с недоумением смотрели на него и не могли понять, зачем он это делает.

Усевшись в кресло и глядя на нас пьяным презрительным взглядом, которым видимо, смотрит солдат на неожиданно обнаруженную им вошь, он, задрал свои обнаженные ноги на панель управления ядерным реактором и начал производить ими соответствующие манипуляции. В тот момент его поза ассоциировалась в нашем сознании с женщиной удобно расположившейся в гинекологическом кресле. Демонстрируя нам свое мастерство, он редко прибегал к помощи рук. Читателю напомню, что операция по выводу ядерного реактора на мощность требует глубоких профессиональных знаний, внимания и ответственности. Как я писал выше, он был в “хлам” пьяным и практически в полусонном состоянии. Существует поговорка: “Мастерство не пропьешь!” В данном случае она была актуальна. Полуспящий офицер с помощью своих ног и частично рук, безошибочно вывел ядерный реактор АПЛ на заданную мощность, при этом получив незначительную помощь со стороны офицеров дивизиона движения. После совершения этого профессионального подвига, он с видом победителя посмотрел на нас, как на нечто не достойное и оскорбляющее чувства его достоинства и интеллекта произнес: “Пока вы глупые щенки не научитесь так делать, я Вас за офицеров считать не буду”. После этих слов он выпил стакан шила (спирта) и сильно шатаясь, ушел спать. Реактором в это время управляли подчиненные ему офицеры. Безусловно, от его действий мы получили сильнейшее впечатление, граничащее со стрессом. С одной стороны он был первоклассным специалистом, а с другой – потенциальным преступником, который своими действиями мог вывести из строя дорогостоящую технику. О его демонстрационном показе знали командир АПЛ и, безусловно, политрабочий. Но никто из них не пресек его пьяный кураж.

Как я писал в предыдущих рассказах, во Флотилии пили практически все категории личного состава. Не пил только телеграфный столб, и то при условии, что он был железобетонным. Если подводной лодке предстояло длительное автономное плавание (задача государственной важности), многие офицеры и мичманы втихаря, заблаговременно запасались большим количеством спиртных напитков, которые постепенно выпивались. Дополнительный прием спиртного маскировался под положенные нам при нахождении в море 50-и граммов сухого вина в обед. Мне не раз не доводилось видеть, как в состоянии белой горячки (беляк сел на хвост), некоторые офицеры и мичманы в костюмах Адама, с ножами в руках и безумными выражениями лиц, пробегали по улицам жилого городка и что - то дико нечленораздельно вопили. От их вида и воплей, женщины и дети разбегались в разные стороны. Их отлавливали и помещали в психиатрическую больницу города Мурманска.

Был случай, когда у офицера снесло “крышу” не от пьянства, а от условий службы. После длительного нахождения под водой, подводная лодка всплыла. Отдраив верхний рубочный люк и посмотрев на небо, офицер увидел, что все небесное пространство заполнено голыми женщинами, которые приглашали его заняться с ними любовью. Он также стал узником психиатрической больницы.
Социальный пейзаж №2 – Кумовство
Кумовство является моральным покровительством должностных лиц своим родственникам и людям при назначении их на вышестоящие должности, предоставление материального либо не материального преимущества перед другими.

Говоря об этом уродливом социальном явлении, которое чрезвычайно актуально и в наше время, мне хочется рассказать об эпизоде жизни знакомого мне офицера Конева. В силу специфических особенностей его характера, у него не сложились отношения с командиром АПЛ. Командиром у него был человек жесткий, требовательный и волевой. При общении с офицерами, дипломатией, корректностью и выдержкой он не отличался. Он не раз говорил капитан – лейтенанту Коневу, что тот является не круглым дураком, которых  было полно в обществе (вспомним выражение Н.В. Гоголя), а квадратным. Он не раз говорил в присутствии всех категорий личного состава: “Перед кем я так провинился, что Конева назначили служить ко мне”. Конев молча, выслушивал эту негативную в свой адрес тираду командира. В глубине души он мечтал сделать себе карьеру с помощью “удачной” женитьбы. Под удачной женитьбой подразумевалось заключение семейного брака с дочкой какого-нибудь  высокопоставленного чиновника, который в дальнейшем поможет сделать ему карьеру во Флотилии. Конев знал о многих таких случаях.

Один офицер удачно женился на дочке члена ЦК КПСС, которая была старше его  на двадцать лет. После того, как он вышел на оперативный карьерный простор, со старой женой развелся и быстренько нашел себе подругу жизни на пятнадцать лет его моложе. Некоторые офицеры готовы были жениться на “шнурках” или “домашних животных” высокопоставленных чиновников, только бы подняться по карьерной лестнице.

Вернемся к герою моего повествования капитану – лейтенанту Коневу. Его родственники, проживая в крупных городах СССР, по его просьбе, постоянно отслеживали адмиральских и генеральских дочек в качестве потенциальных жен Конева. Шел постоянный, кропотливый, ежедневный, неутомимый поиск варианта выхода в ряды “белых” людей. Вылечившись в гарнизонном госпитале от очередного венерического заболевания, он уехал в отпуск, который использовал для знакомства и мгновенной женитьбе на дочери крупного военного чиновника. Когда он вернулся из отпуска с молодой женой, командир АПЛ уже все знал, так как ему позвонили из вышестоящих инстанций и приказали готовить документы для назначения Конева на вышестоящую должность. Такого психологического удара, командир АПЛ видимо никогда не получал и долгое время выглядел очень болезненно. Через некоторое время приказом сверху, Конева отправили на учебу в Академию. Спустя много лет я узнал, что он удачно сделал карьеру “паркетного “ адмирала. Командир АПЛ, так  не любивший его, практически до пенсии “гнил” на Севере и ушел в звании капитана первого ранга, в котором проходил много лет.

Расскажу о другом случае кумовства, произошедшего на моих глазах. После длительного, упорного и унизительного стояния в очереди на получение койка – места в убогом, полуразвалившемся общежитии Флотилии, моя мечта наконец-то сбылась. В двухместном номере общаги мне было выделено место. Войдя в номер, я увидел лежащего на кровати опухшего от беспробудного пьянства старшего лейтенанта. Рядом с его кроватью стояли ящики с вином. Перед тем как познакомиться со мной, он достал из ящика пузырь бухла, и отработанно, я бы сказал профессионально – мастерски, сильно ударил его задней частью о стенку номера. От удара пробка из бутылки с сухим вином вылетела и пролетела над моей головой. Со ствола он выпил половину содержимого пузыря, а остальную по его убедительной просьбе употребил я. Забегая вперед, скажу, что мой сосед оказался толковым и общительным парнем. За приятной не торопливой вечерней беседой, мы не заметили, как выпили два ящика “сухаря”. Для моего в то время могучего организма, ящик такого кисляка был все равно, что для слона дробина. Олег Щукин, так звали моего соседа, от выпитого повелся, но это объяснялось его двухнедельным запоем. Из беседы с ним, я узнал, что его отец командует одним из самых мощных военных округов Советского Союза и носит погоны Генерала Армии. Следующее звание – Маршал. Олег рассказал мне, что его жизнь резко поменялась в худшую сторону после того, как его любимая девушка, с которой он встречался три года, вышла замуж за другого. Я его прекрасно понимал.

Я знал массу случаев во Флотилии, когда нормальные офицеры падали на дно общества в связи с изменой жен и невест. О начале падения Олега в пропасть пьянства командование Флотилии сообщило его отцу, который в силу этих обстоятельств должен был вскоре прилететь на личном самолете для общения с сыном. Через несколько дней, в общагу примчался один из руководителей Флотилии и в связи с отсутствием порядка, переимел живущих в ней во все “дыхательно – пихательные” органы. До приезда во Флотилию, генерала Армии, благодаря усилиям энергичного адмирала, из общаги успели собрать и вывезти две грузовые машины пустых бутылок из под спиртного. Количество пустых пузырей, являлось показателем культурного время провождения офицеров и мичманов, проживающих в общежитии. Генерала Армии Щукина, Командование Флотилии встретило в соответствии с его званием и занимаемой должностью. Генерал Щукин прибыл в номер сына. Я успел заблаговременно ретироваться в другой номер. Где – то через час общения отца с сыном, меня позвал Олег. Он мне сообщил, что улетает вместе с отцом, чтобы быть рядом с ним. Ему отец подыскал хорошую должность. В связи тем, что мы очень подружились, он мне предложил улететь вместе с ними. Я отказался. Мой отказ вызвал в его глазах удивление.

Находясь в каторжных, самоубийственных, радиационных условиях ядерных объектов, я не раз с сожалением вспоминал об этом моем глупом решении. Во время последнего разговора с Олегом, я был искренне рад за него, в связи с тем, что этот молодой человек, обладая исключительными человеческими качествами, мог бы банально и окончательно спиться. А с другой стороны я подумал: “Как хорошо быть сыном Генерал Армии!” Другие офицеры от “сохи” десятилетиями пытались перевестись с Севера, но так и служили там до пенсии полуослепшие от полярных ночей.

Социальный пейзаж №3 – О нравственности

Нравственность есть внутренняя установка индивида, действовать согласно своей совести и свободной воли в отличие от морали, которая является внешним требованием к поведению человека наряду с законом. Именно с нравственностью связано различие добра и зла. Француз с мировым именем О. Бальзак говорил: “Не говорите о себе плохо, об этом скажут ваши друзья”. В данном случае я пренебрегу этим справедливым высказыванием великого писателя. Как обстояли дела у некоторых должностных лиц Флотилии с такой серьезной категорией как нравственность, я хочу проанализировать на собственном примере.

Так сложилась моя жизнь, что длительное время мне пришлось прожить в гарнизонном городке одному, не имея семьи. Убожество гарнизонного быта, отсутствие каких-либо регулярных культурных мероприятий, суровые климатические условия Севера, отдаленность от цивилизации – факторы, которое способствовали многим одиноким офицерам и мичманам организовывать самим свой досуг. В основном вечерний досуг холостяков выглядел буднично и прозаично. В легендарном магазине под номером 2, что располагался рядом с комендатурой, в огромных количествах закупалось спиртное пойло. Этот магазин, с виду напоминающий сарай для хранения дров, приносил государству, на мой взгляд, колоссальную прибыль. Я убежден, что современный супермаркет средней руки, по получаемой прибыли от продажи спиртного, не мог бы соперничать с “двойкой”. Так устроены многие люди, сколько не дай им выпить спиртного, для них этого будет мало. К таким людям относился и я, пока не созрел для того, чтобы полностью избавиться от этой пагубной и чрезвычайно опасной привычки. Тициан говорил: “Пьянство – добровольное сумасшествие”. Тем не менее, я никогда не осуждаю пьющих людей. В гарнизонном городке были созданы все условия, чтобы народ систематически пьянствовал. Если учесть, что средний возраст офицеров и мичманов Флотилии составлял 28-30 лет, то нетрудно понять, что после выпитого люди начинали искать приключений. Все старо, как мир! Это было и две тысячи лет назад, это существует и в настоящее время. Народ всегда хотел хлеба и зрелищ! Хлеба нам хватало, а вот посмотреть зрелище или организовать его самому, можно было в единственном кабаке городка под названием “Северное сияние” или как мы его еще называли “CC”. Название этого заведения говорило само за себя. Народ упивался в нем иногда до сияния в глазах. В этом заведении постоянно происходили кулачные бои. Видимо эта хорошая традиция, приводящая к большому выбросу в кровь адреналина, перешла к нам с далеких царских времен. Вспомните поэму М.Ю. Лермонтова: “Песня про царя Ивана Васильевича молодого опричника и удалого купца Калашникова”.

В общем, как то я со своими друзьями вечером выходного дня заглянул на огонек в это заведение. К своему удивлению, мы обнаружили в “СС” много чужаков из Гаджиева, которые занимались фарцой  прямо у “стойки смерти”. Этим термином мы называли бойкое место продажи спиртного в баре ресторана. При этом нас дико обсчитывали, а алкоголь был сильно разведен водой. Общаясь с чужаками, мы “порожняк” гоняли не долго. Слово за слово, чем-то по столу и излюбленное нами мероприятие, именуемое коллективной дракой, началось. Адреналин струями поступал в нашу кровь. В результате этой забавы, нами практически был разрушен бар ресторана, а поверженный противник был жестоко избит и умолял нас о пощаде. В это время в кабаке появилось несколько вызванных кем-то комендантских  патрульных групп и всех нас доставили и поместили в камеры комендатуры. Честно признаюсь, в стенах этого заведения я был частым гостем. Часа в два ночи, в камеру, в которой находился я, был помещен в хлам пьяный сын одного известного адмирала, который недавно был переведен в другое место службы, на вышестоящую должность. Этот офицер видимо привык к комфорту и на четырех костях пополз к свободному месту рядом со мной. При этом он страшно матерился и издавал мерзкие и неприличные звуки. Глядя на его заплывшее жиром лицо, маленькие свиные глазки и отвисший живот, мне стало противно, и я ударом ноги отбросил его рыхлое тело к входной двери камеры. Если слово в споре, даже если он ведется молча,  является аргументом, то удар ногой или кулаком это убедительное доказательство. Он в это сразу “въехал” и свернувшись в позу кошки, пролежал возле двери до утра. Утром в комендатуру прибыл комендант гарнизона и приступил к разбору офицерских ночных “полетов”. Получилось так, что к коменданту для вынесения приговора одновременно доставили меня и сынка адмирала. Когда комендант увидел его, он как мне подумалось даже испугался. Заискивающе улыбаясь, он чуть не подбежал к нему, при этом протягивая обе руки пытаясь его неуклюже обнять за плечи. Между ними состоялся разговор, очень напоминавший мне рассказ А. П. Чехова под названием “Толстый и тонкий”. Комендант гарнизона по фамилии Ревунов-Караулов, постоянно заискивающе улыбался и всячески пытался угодить ему. Сынок адмирала вел себя с ним нагло и высокомерно. В конце разговора комендант спросил у него: “А Ваш папа не получил еще вице-адмирала?” Сынок ответил: ”Документы подписаны и скоро будет приказ о присвоении ему этого звания”. От этих слов, комендант как-то весь сжался и посерел. Затем он с заискивающе-умоляющими нотками в голосе просил его передать своему отцу-адмиралу привет от коменданта. Сынок адмирала чуть ли не со словами извинения со стороны Ревунова-Караулова был отпущен им на свободу.

Общаясь со мной комендант  мгновенно, подобно хамелеону, сменил манеру разговора и голос. В этот момент я увидел властного, принципиального, непримиримого борца с пьянством и нарушителями воинской дисциплины. Приговор, 10 суток ареста мне он вынес как обычно от имени Командующего Флотилией. Интересно, от имени Министра Обороны СССР, я мог арестовать Ревунова-Караулова или командующего?

Свой рассказ я хочу закончить высказыванием Наполеона Бонапарта: “ Наибольшая из всех безнравственностей – это браться за дело, которое не умеешь делать”.

Социальный пейзаж №4 – О дискриминации

Дискриминация – это ограничение прав и обязанностей человека по определенному признаку. В качестве признака может выступать любое значимое отличие человека, например, раса, национальность, гражданство,  родство, пол, религиозные убеждения, сексуальная ориентация, возраст, род занятий, состояние человека. Дискриминация при продвижении по службе в профессиональной карьере. Она наблюдается, когда работники дискримируемой группы, ограничиваются в вертикальной мобильности.

В данном разделе своего рассказа, я бы хотел поделиться своими мыслями с читателем о существующей в ВМФ дискриминации офицерского состава по профессиональному признаку. Говоря об этом явлении, я имею в виду  прежде всего офицеров электромеханических боевых частей (БЧ-5) АПЛ.  Как правило, офицеры БЧ-5 в совершенстве знают устройство корабля, его технические возможности, наиболее эффективные способы ведения борьбы за его живучесть, использование главной энергетической установки в различных экстремальных условиях. В подчинении офицеров БЧ-5 находилось большое количество личного состава, что давало им возможность приобретения бесценного опыта работы с людьми. К сожалению, карьерный рост офицеров БЧ-5 был весьма затруднен. Это, прежде всего, объяснялось большим количеством офицеров в этом подразделении. Многие выпускники инженерных училищ, зная об этом, уходили служить чекистами или комсомольскими вожаками. Основная часть офицеров БЧ-5, достигнув не высоких потолочных первичных должностных званий годами, а то и десятилетиями дожидались назначения  на вышестоящую должность. В связи с отсутствием карьерного роста многие офицеры забивали на службу известный мужской орган. Я знал многих офицеров БЧ-5, которые, находясь в состоянии карьерной “безнадеги” с подчиненным личным составом не работали, а затем потихоньку спивались. Все эти явления способствовали появления в этих подразделениях дедовщины и как ее следствие гибель и травматизм личного состава, а не редко и вывод из строя дорогостоящей техники.

Говоря о ВМФ США можно сказать, что основная масса командиров АПЛ-это офицеры, ранее занимавшие должности старших механиков или по нашей терминологии командиров БЧ-5. Я думаю, что такое решение является следствием грамотной, рациональной, эффективной политики военно-морского руководства США. В нашем ВМФ, видимо еще со времен паровых кораблей, дорога к командирскому мостику для офицера инженера-механика была наглухо “перекрыта”, “перекопана”, и “заминирована”. На мой взгляд, подобная кадровая политика, исключительно иррациональна, пагубна и является мощным фактором снижающим боеготовность флота. Я не думаю, что переподготовка командира БЧ-5 на должность командира АПЛ вызвала бы проблемы!

В нашем флоте при назначении на должность командира АПЛ предпочтение отдается офицерам закончивших “телеграфно-столбовые”, “пушечно-болванные”, “Пулеметно-оружейные” училища. Кто определил профессиональные критерии, согласно которым производится назначение на должности командиров АПЛ. У многих из поступающих в инженерные училища, основным мотивом принятого решения было желание выучиться на инженера. О перспективах карьеры 18-ти летний юнец, как правило не думал. Закончив инженерное училище и попав служить во Флот, офицер только тогда начинал понимать, что до адмиральских погон ему, как до Монголии на четырех мослах! В конце концов, любому человеку свойственно ошибаться. Может юноша при выборе профессии допустить ошибку? Я думаю, в жизни многие люди допускали подобные ошибки, в связи с чем они в профессиональном плане себя не нашли. Ведь в каждом человеке кроется талант, о наличии которого он даже не подозревает. Читателю напомню, что в Советские времена во Флоте для офицеров существовало крепостное право. Добровольно уйти с Флота, офицер не имел возможности. Это можно было сделать через тюрьму, совершив уголовное преступление, либо через сумасшедший дом. Офицеры, желающие добровольно уйти из этой организации пронизанной кумовством, пьянством и прочими негативными явлениями, эти варианты не устраивали. Оставалось одно: лучшие годы своей жизни прозябать в состоянии унизительного положения неудачника вместе со своей семьей.

Когда во Флоте в конце 80-х был объявлен “Юрьев день”- штатное сокращение, отдел кадров Флотилии был завален рапортами офицеров желающих уволиться. Количество рапортов офицеров о нежелании служить является показателем бездарной кадровой политики, проводимой десятилетиями верхушкой ВМФ. В этом мире любое явление имеет причинно-следственную связь. Дискриминация офицеров по профессиональному признаку проявлялась даже при желании офицера получить второе высшее образование.

Мне всегда хотелось поступить и закончить гуманитарный ВУЗ. Но нукеры системы 1917 года предложили мне заочно учиться в кораблестроительном институте. Спрашивается, зачем мне второе инженерное образование?

 Безусловно, все вышеописанные мною примеры дискриминации офицеров самым негативным образом сказывались на боеготовности Флота и являлись катализатором создания Социального Чернобыля.

 

 

Рассказ из книги Сафонова А.Н. «Правда о Чернобыле по-флотски в губе Андреева

 

 

 

наши контакты | ©2009 Харламов И.С.