Правда о Чернобыле по флотски в губе Андреева

главная | фотоальбом | форум
о проекте | новости |
список офицеров | список матросов срочной службы | льготы |

За мгновение до взрыва ядерного реактора в пригороде Мурманска по вине офицера из губы Андреева

Уважаемые читатели, в предыдущем отрывке из книги, который был опубликован под названием «Убитые и проклятые в губе Андреева» я обещал вам опубликовать небольшой материал о работе военнослужащих в/ч 90299, занимающихся перегрузкой отработанного ядерного топлива из реакторов АПЛ (атомных подводных лодок) и заменой его на новое. Обещанное, как говорится, ждут три года, но из уважения к вам, я решил это сделать значительно раньше.


Героем моего рассказа является капитан 2 ранга Артамонов Михаил Васильевич. В 1983 году он успешно окончил СВВМИУ и в том же году был направлен служить в в/ч 90299, располагавшуюся в губе Андреева. Хочу отметить, что именно молодые офицеры пришедшие служить в губу Андреева в 1983-86 годах изменили в лучшую сторону микроклимат в войсковой части. Назаву некоторых из них: Ярмошенко В., Алферьев О.В., Саханда А., Бублик Д.Д., Клюшин М., Артамонов М.В., Сингатуллин О., Зюзин Н. Все вышеназванные офицеры принимали самое действенное и творческое участие в ликвидациях радиационных аварий и ядерно-опасных завалов в здании №5 и БСХ. К этому времени у меня уже был почти семилетний опыт службы на АПЛ и я немного научился разбираться в людях. Не смотря на свою молодость, было ему всего 22 года, это был исключительно толковый, грамотный, добросовестный и приятный во взаимоотношениях с другими офицер. В губе Андреева он должен был получить профессиональные знания и стать специалистом высокого класса по полной перегрузке ядерных реакторов АПЛ.


Что значит полная перегрузка? Это когда из двух реакторов, находящихся на АПЛ выгружалось по специальной технологии отработавшее ядерное топливо (ОЯТ), а затем в них загружалось свежее. Упрощенно-утрированно суть процесса можно сравнить с удалением из печки золы от сгоревших дров и загрузкой в неё свежих поленьев. Но на самом деле процесс перезарядки ОЯТ из ядерного реактора и загрузки в него свежего топлива технологически сложен и требует от людей, участвующих в этом процессе предельного внимания и безоговорочного выполнения инструкций и руководящих документов. Малейшие нарушения в технологической цепочке по перегрузке ядерного топлива, как показывают произошедшие и описанные мною ниже события, приводят к большим человеческим жертвам, радиоактивным загрязнениям окружающей среды и, конечно, выводу из строя дорогостоящей техники, а то и самой АПЛ.


Предтечей к ситуации, произошедшей в пригороде Мурманска, а именно, в городе Роста, стали события, в малоизвестной широкому читателю тихоокеанской бухте Чажма.


АПЛ проекта 675 (К-431) стояла возле причала завода. На ней проводилась полная перегрузка двух реакторов. Перегрузку выполняли 10 офицеров, занимавшихся этим делом не один раз. 9 августа 1985 года на реакторе левого борта работы закончили без замечаний. Успешно был перегружен и реактор правого борта, но при проведении гидравлических испытаний оказалось, что он не герметичен. Это значит, уважаемый читатель, что во время работы реактора теплоноситель через неплотность будет вытекать, а это уже является предпосылкой к аварии. В связи с этим чрезвычайным обстоятельством, было необходимо устранить негерметичность ядерного реактора. Для этого надо было снять крышку реактора и осмотреть место под красно-медной прокладкой используемой, для герметизации его крышки. По времени эта операция не очень длительная, но требующая неукоснительного соблюдения технологии, безупречной собранности и аккуратности, так как через крышку реактора проходят приводы всех стержней – органов, поглощающих запас реактивности. Говоря простым языком, эти органы поглощали нейтроны, без которых невозможна ядерная цепная реакция.
10 августа 1985 года в целях обнаружения негерметичности реактора начали медленно поднимать его крышку, осторожно, миллиметр за миллиметром. В какой то момент подъема, в результате нарушения инструкции личным составом перегрузчиков произошел перекос крышки реактора с одновременным закусыванием штока компенсирующей решетки, которая находясь в крайнем нижнем положении поглощала свободные нейтроны в ядерном топливе и тем самым, исключала возможность начала неконтролируемой цепной ядерной реакции. В связи с подъемом крышки реактора вверх, компенсирующая решетка, находясь в жесткой механической сцепке с ней, также начала аналогичный медленный подъем. Это привело к началу неуправляемой самопроизвольной цепной реакции в активной зоне ядерного реактора. Раздался мощный взрыв. Крышку реактора весом в 6 тонн силой взрыва отбросило на несколько сот метров. Погибло 10 человек, начался пожар на АПЛ. Во время этой аварии была сильно загрязнена радиоактивными веществами большая территория.


Как вы поняли, виновником этой трагедии явился, так называемый, человеческий фактор. Человеческих жертв оказалось относительно немного, так как военный городок, где проживали офицеры с семьями, находился в 20 км от места трагедии. Закончить тему событий в Чажме я хочу четверостишием:

«Навеки мы воздвигли монумент
Безумия, крушений и утрат
Поставив на крови эксперимент
Принесший негативный результат.»

Уважаемый читатель, я хотел бы на минутку вернутся к герою моего повествования Артамонову М.В. К тому времени, а именно декабрю 1986 года, он стал первоклассным специалистом в своем деле. За три года им дополнительно была освоена еще одна специальность, которая позволила ему профессионально и эффективно учувствовать в ликвидации радиационной аварии и ядерно-опасных завалов в аварийном левом бассейне здания № 5. Два года в качестве начальника смены он умело руководил действиями личного состава в чрезвычайно опасной для жизни радиационной и ядерной обстановке аварийного хранилища ОЯТ. Характерной особенностью его характера было хладнокровное поведение в экстремальных ситуациях. Я удивлялся, когда он успел выработать в своем характере такое ценное качество. Забегая вперед скажу, это качество ему чрезвычайно помогло в сложившихся в будущих драматических обстоятельствах, которые могли стать трагическими для большого количества жителей городов Роста и Мурманска. При ликвидации радиационных аварий в губе Андреева его отличали смелость, трезвый расчет, хладнокровие и выбор единственно правильного решения в сложных обстоятельствах. Мне нравилось в нем нормальное человеческое отношение к матросам. Он переживал за их здоровье, бытовые условия. Все эти качества, имевшие у тогда еще старшего лейтенанта Артамонова М.В. выгодно отличали его от других офицеров-сверстников.


Как-то разговаривая с Артамоновым Мишей, я попросил его рассказать о национальных особенностях перегрузок ядерных реакторов АПЛ. Он мне ответил: «Практически на всех перегрузках реакторов в которых я участвовал, возникали нештатные ситуации, приводящие к дополнительному неоправданному переоблучению людей. Происходило это в связи с тем, что работники профильных НИИ, которые постоянно должны заниматься совершенствованием перегрузочного оборудования, методик перегрузки реакторов и самой технологии, этого не делали».


И это я считаю их преступным отношением к исполнению своих обязанностей. За их халтуру и безделье мы платили и платим самым дорогим – своим здоровьем и, безусловно, здоровьем своих будущих поколений. Почему человека, укравшего мешок картошки, сажают в тюрьму на три года? Нерадивые же представители НИИ, которые своим отношением к работе способствуют гибели, радиационным уродствам, преждевременному старению, загрязнению окружающей среды радиоактивными веществами получают научные звания, награды. Вместо того, чтобы провести несколько лет в районе знойного Магадана, поработать там с помощью кайла и тачки на благо нашей необъятной Родины, и сидя на неоструганной чурке, подумать о такой чуждой для них категории, как нравственность.
А все это видимо потому происходило, что определенная часть людей решила, что главное в жизни – понять и принять «правила игры Системы 1917 года», а все остальное приложится. Эти правила предполагали говорить побольше и покрасивее, чтобы понравиться начальству. Действовать же можно как тебе удобнее, пусть даже дела твои полярны твоим словам. Длительное благодушное потакание этим людям сформировало в то время своеобразных непотопляемых «ценных и нужных» работников. У меня есть предположение, что эти «ценные и нужные» работники, частично отошедшие в мир иной, передали свой стиль работы по наследству в НИИ.


Уважаемый читатель, мы с вами вплотную подошли к событиям, свершение которых, однозначно негативным образом сказалось бы на здоровье жителей городов Мурманска и Росты.


Итак, момент истины. В начале сентября 1986 года группа офицеров и матросов из ставшей сейчас уже легендарной губы Андреева, в бодром здравии и хорошем расположении духа убыла в командировку в город Роста для выполнения работ по полной перегрузке ядерных реакторов на АПЛ проекта 675 (К-195). Сидя в автобусе, везущем их в город Роста, каждый думал о своем, глядя на покрытые золотистой охрой сопки и белый диск солнца, который практически уже не согревал эту суровую и богатейшую природными ресурсами землю. Некоторым на ум приходили слова из известной песни: «Вот и лето прошло, словно и не бывало….» Как известно сон – один из эффективных способов скоротать время. Поэтому минут через 30-40 после отъезда из жилого городка офицеры и матросы спали глубоким, оздоровительным, безмятежным сном.


Только руководителю всех этих работ, капитану 3 ранга Ездакову Н.С. не спалось (его фамилия изменена по этическим соображениям). Какие-то нехорошие предчувствия начали беспокоить его где-то за неделю до отъезда в командировку. Он был высочайшим специалистом в области перегрузок реакторов АПЛ, для него не было белых пятен в его профессии. Свою службу в губе Андреева он начинал в 1974 году, после окончания СВВМИУ. Всем в Андреевой губе было известно с его слов, что нет в ВМФ СССР офицера, сделавшего перегрузок реакторов больше чем он. Это утверждение, частенько повторяемое капитаном 3 ранга Ездаковым Н.С., воспринималось всеми как аксиома. Нам, офицерам и матросам, приятно было служить с таким человеком.


Как вы поняли, такой человек пользовался большим авторитетом. Забегая вперед скажу, что именно этот авторитет постоянно довлея над сознанием начальника смены Артамонова М.В., находящимся в тот драматический момент в реакторном отсеке, фактически чуть не привел к взрыву ядерного реактора АПЛ, со всеми вытекающими последствиями. Но, как говорится, обо всем по-порядку.
Группа перегрузчиков из губы Андреева прибыла в город Роста во время. Матросов расселили на плавмастерской (ПМ), личный состав которой также будет принимать участие в перегрузке реакторов. Офицерский состав был расселен в гостиницу, по уровню комфортности занимавшей среднее место между моргом и домом колхозника, находившейся недалеко от места работы. Если говорить о сроках производства работ по полной перегрузке реакторов, он обычно равняется 45-60 суткам. С самого начала работ возникли мелкие нештатные ситуации, на устранение которых ушло более одного месяца. Группа перегрузчиков явно не укладывалась в штатные сроки работ. А тут еще как назло вышла из строя многофункциональная опора, выполняющая серьезную роль в процессе перегрузки реакторов. Всего их в технологическом оборудовании две. Неисправную опору отдали в ремонт на 35-й завод. Выгрузку из реакторов ОЯТ производили носовым краном ПМ, пришвартованной к пирсу вторым бортом рядом с АПЛ. Все ОЯТ из реакторов АПЛ было перегружено в хранилище ПМ. Выгруженный реактор находился на промывке бидистиллятом. На нем же была установлена технологическая опора, оставшаяся в единственном экземпляре. В это время в другой реактор уже было загружено свежее ядерное топливо. Все шло хорошо, как неожиданно из строя вышел кран ПМ, которым производились все манипуляции с оборудованием. Ездаков Н.С. докладывает о случившемся в техническое управление СФ и просит прислать плавкран для продолжения работ. Через некоторое время прибывший плавкран с вылетом стрелы в 22 м, был пришвартован третьим корпусом рядом с ПМ.


Связь, между начальником смены производившим перегрузку реактора и крановщиком плавкрана (ПК), осуществлялась с помощью полусломанной рации. В ее динамике постоянно слышался то шум морского прибоя, то какие-то хрипы и клекоты, напоминающие сцены жестоких убийств из фильмов ужасов. В данном случае, в связи с неустойчиво работающей связью, капитан 3 ранга Ездаков Н.С., обязан был остановить работы, этого сделано не было и работы были продолжены с помощью ПК. Наступил момент постановки крышки реактора. Для ее постановки в целях соблюдения ядерной и радиационной безопасности необходима была направляющая опора, которая отсутствовала. В связи с этим ключевым нарушением технологии работ и зная, к каким трагическим последствиям оно может привести, старший лейтенант Артамонов М.В. отказывается выполнять преступный приказ руководителя работ капитана 3 ранга Ездакова Н.С. Тогда Ездаков Н.С., пользуясь своим авторитетом фактически обманывает его, говоря, что это нарушение согласовано им с вышестоящей инстанцией. Я думаю, что здесь будет уместно четверостишие, обращенное к Ездакову Н.С.

«Хотя и сладостен азарт
По сразу двум идти дорогам
Нельзя одной колодой карт
Играть и с Дьяволом и с Богом».

Хотя для того, чтобы не подвергать опасности жизни людей, Ездакову Н.С. необходимо было снять направляющую опору с реактора, находящегося на промывке, потеряв на эти манипуляции один день. Но он идет на грубейшее нарушение технологии работ, быстро забыв о недавних трагических событиях в Чажме. Артамонов М.В., отказываясь от грубейшего нарушения технологии работ, проявил высокие нравственные качества своего характера, но введенный в заблуждение руководителем работ, он выполнил его преступный приказ. Приведу четверостишие, для доверчивого тогда, Артамонова М.В.:


«Устарел язык Эзопа,
Стал прозрачен как струя,
Ото всюду светит зопа
И не скроешь не фуя».

Хочу сообщить читателю, что при ядерно-опасных операциях на реакторах АПЛ с помощью ПК, происходит оповещение рейда, с целью его закрытия. В этом случае передвижение плавсредств в акватории, где производятся потенциально-опасные работы по перегрузке реакторов с помощью ПК, запрещено, так как оно может привести к созданию волны, которая начнет раскачивать кран со всеми чрезвычайными последствиями. Рейд почему то не был закрыт. Все делалось на русское авось и доминирующим звеном в этой цепи нарушений был руководитель работ Ездаков Н.С. Старший лейтенант Артамонов Миша, выполняя его незаконные приказания, дает команду крановщику ПК на начало работ по постановке крышки реактора с грубейшим нарушением технологии. Опускаясь, крышка уже вошла в контакт со штоком компенсирующей решетки, которая находилась в нижнем положении и поглощала все свободные нейтроны. В это время, недалеко от места проведения работ на большой скорости поднимая волну, прошел пожарный катер. Волной, образовавшейся от его прохождения, подбросило плавкран вместе с крышкой реактора. В связи с возникшим перекосом крышки реактора, она закусывает шток компенсирующей решетки. Решетка начинает подниматься вверх, освобождая реактивность реактора, то есть в нем начинается неуправляемая цепная ядерная реакция с огромным выделение тепла. В связи с этим вода в реакторе закипела. Еще миг и прогремел бы взрыв. От всего увиденного, Миша Артамонов прокричал диким истошным нечеловеческим голосом команду крановщику на быстрый сброс крышки реактора. Крановщик оперативно сделал это. Крышка упала на реактор несимметрично, при этом погнутый шток компенсирующей решетки из нее так и не вышел, который в последствии пришлось отпилить.

Анализируя эти драматические национальные особенности перегрузок ядерных реакторов специалистами из губы Андреева, хочу отметить, что они практически повторили события, произошедшие в Чажме. Оставалось мгновение до теплового взрыва реактора, так как в нем уже начался неконтролируемый процесс самопроизвольной цепной ядерной реакции. В результате этого взрыва было бы большое количество человеческих жертв, так как этот район города Роста густо заселен. Безусловно, была бы загрязнена радиоактивными веществами большая территория городов Мурманска и Росты. Лично мое мнение, окажись на месте старшего лейтенанта Артамонова М.В., другой офицер, взрыва ядерного реактора избежать бы не удалось. Только благодаря его чрезвычайной ответственности, высокой нравственности, чувству долга, смелости и отваге, этого трагического события, слава Богу, не произошло. Его надо было представить к Ордену, а он в лучших советских традициях был наказан. Виновник этих драматических событий виден невооруженным глазом – это руководитель работ, капитан 3 ранга Ездаков Н.С.


Это ему было наплевать на жизни своих сослуживцев и людей, проживающих в городах Мурманске и Росты. От себя хочу сказать, что ни одна авария не бывает случайной, поэтому атомный век требует всякого искоренения халтуры. Как правило, причинами техногенных катастроф являются: глупость, небрежность и корысть. Я считаю, что гражданское общество должно постоянно и жестко контролировать проведение таких опасных работ. Необходимо всячески поддерживать экологические организации, которые не на словах, а на деле переживают за экологию нашей не большой, но такой прекрасной планеты Земля. События, о которых я вам рассказал, произошли 14 декабря 1986 года. У жителей городов Мурманска и Роста я думаю теперь есть повод выпить рюмку чая в этот день и вспомнить Мишу Артамонова.

P.S. Данная информация основана на личных свидетельствах участвующих в этих событиях людей и описана в моей неопубликованной книге «Правда о Чернобыле по флотски в губе Андреева».

 

 

 

наши контакты | ©2009 Харламов И.С.