Правда о Чернобыле по флотски в губе Андреева

главная | фотоальбом | форум
о проекте | новости |
список офицеров | список матросов срочной службы | льготы |

Потерявшаяся во времени войсковая часть в губе Андреева

«Что такое история, как не ложь,
с которой все согласны?»
Наполеон I (Бонапарт)

В этом рассказе мне бы хотелось заострить внимание читателей на условия работы и техническую оснащенность воинского подразделения дислоцированного в губе Андреева. Анализ работы этого ядерного объекта КСФ имеющего чрезвычайно важное значение для поддержания боеготовности не только Северного Флота, но и ВМФ СССР в целом, я проведу в период, когда в в/ч 90299 не произошли крупнейшие каскадные радиационные аварии. Этот период деятельности Алкашевки мною выбран специально, что бы показать, каким образом по штатной схеме были спроектированы соответствующими НИИ до слез убогие технологии работ и условия труда матросов с ядерными материалами.

Как я уже писал в предыдущих рассказах, оборудование и технологии при работе с ОЯТ (отработанным ядерным топливом) должны быть надежными, быстродействующими и функциональными. Только при условии выполнения этих требований можно было добиться снижения дозовых нагрузок на обслуживающий персонал, исключить или уменьшить до мизерных количеств загрязнение РВ (радиоактивными веществами) чрезвычайно красивой природы губы Андреева. В конечном итоге имея совершенную конструкцию ядерных объектов и соответствующие технологии работ нам бы удалось избежать этих чудовищных радиационных аварий.

Весь этот беспрецедентный радиационный кошмар, который отнял здоровье, а нередко и жизни его ликвидаторов, был спроектирован нам государством в лице бездарных профильных НИИ. Мало того, что эти «корифеи гениальной научной мысли» спроектировали нам техническое убожество, так они даже отказались от контроля за этим несовершенным ядерным монстром. Радиационные аварии в губе Андреева – это апофеоз, вершина того неправильного ведения хозяйства, которое осуществлялось в нашей стране в течении многих десятков лет. Итак начнем анализ.

Отработанное ядерное топливо, загруженное  в чехлы после выемки его из реакторов АПЛ, помещалось в бассейн плавмастерской (ПМ). Эта плавмастерская приходила в губу Андреева, швартовалась, к так называемому, боевому причалу, на котором размещался убогий в техническом отношении кран марки КЭ-21. Когда я впервые увидел это чудо технической мысли, я подумал, что он не один десяток лет проработал на Путиловском заводе, затем после Октябрьского переворота 1917 года он долгое время валялся на заводской свалке и после этого его доставили и смонтировали на причале в нашей части.   Когда этим краном поднимался базовый контейнер весом в 10 тонн с находящимся в нем чехлом с ОЯТ, весь причал дрожал, скрипел и ходил ходуном, как будто он был болен болезнью Паркинсона. Стоять в этот момент на нем было страшно. Казалось, что причал не выдержит этих чудовищных для него нагрузок и ты вместе  с ним, и первобытным краном, погрузишься в холодные воды залива.  Каким-то чудом ему удавалось поднять базовый контейнер и положить его на ложемент полусломанных автомобилей Краз или Белаз. Один из этих автомобилей, поднимаясь в гору, заезжал в транспортный коридор здания № 5, где базовый контейнер снимался краном с «чуда» отечественного автопрома и устанавливался на рабочее место хранилища. Затем из базового контейнера (БК), извлекали чехол с ОЯТ и размещали его на консолях в воде хранилища здания № 5. Делалось это для снятия с него остаточного тепловыделения. Находится в воде бассейна здания № 5 он должен был  не менее 3–х лет, так как за это время радиационная активность его значительно снижалась.

Возвращаясь к крану марки КЭ-21, который функционировал на боевом причале, хочу отметить, что он практически каждый день по причине своего технического несовершенства и старости ломался. Обслуживал его ст.2ст. Лемтюгов, который каждый день с мастерством левши устранял возникающие неисправности и постоянно просил меня выписать выработавшие свой срок детали и узлы. Но этого сделать было невозможно,  т.к. со слов главного инженера части Гандзицского К.С., краны данного типа давным – давно не выпускались нашей передовой во всех отношениях промышленностью. В результате отсутствия нормального технического обслуживания во – время работы с ним, иногда происходили странные и опасные вещи. Очень часто, когда этим краном при работе с ПМ проводились серьезные манипуляции с ОЯТ, он вдруг выходил из подчинения крановщика. Вместо подъема ОЯТ находящегося в защите, кран начинал его опускать или делать поворот стрелой. Иногда стрелу крана КЭ-21 начинало трясти как человека при надрывном кашле, болеющего туберкулезом. Помню кран КЭ-21 зашелся в этом диком кашле, когда шла выгрузка с ПМ радиоактивных чехлов – кассет из – под ОЯТ. В результате этого надрывного технического кашля лопнул трос, который удерживал эти чехлы на  крюке этого крана и связка высокорадиоактивных чехлов упала в холодные воды Бухты Андреева рядом с боевым причалом. Поднимать их никто не стал. Так они и лежат там до сих пор, отравляя радионуклидами все живое.

Читателю напомню, что иногда от таких чехлов – кассет, в связи с оставшимися в них мизерными частицами ОЯТ, светило до 100 рентген/час. Вся территория БП на которой находился кран КЭ-21 была радиоактивной. В конце БП (боевого причала), за этим краном находилось помещение, в котором располагалась электрическая станция управления им. Это помещение должно быть чистым от радиоактивных веществ. Вопрос?  Как попасть в чистое помещение, без санпропускника (т.е. без дезактивации обуви и одежды) пересекая территорию обильно зараженную радионуклидами? Но и эта ситуация не была для нас дилеммой. Набросав кирпичей на радиоактивную территорию БП, мы как кенгуру прыгая с кирпича на кирпич добирались до чистой зоны!

А ведь НИИ должны были спроектировать путепровод, по которому можно было бы безопасно добираться до помещения станции управления краном. Года два кран КЭ-21 тяжело технически болел, затем эта болезнь закончилась для него агонией перешедшей в кончину. После этой тяжелой и невосполнимой утраты, работы по перемещению ОЯТ производились с помощью плавучих кранов, прибывающих к нам по мере надобности.

А теперь уважаемый читатель, наступила пора проанализировать техническое состояние и условия работы в основном хранилище ОЯТ КСФ здания №5. В принципе, о нем я много писал, но на некоторых аспектах его эксплуатации мне хочется остановиться. Мне до сих пор становиться страшно, когда я вспоминаю об этом кошмаре именуемом технологическим залом хранилища ОЯТ здания №5. В нем находился мостовой кран грузоподъемностью 1 тонна, который передвигался вдоль всего хранилища ОЯТ по рельсам проложенных в специальных выступах пропитанных радионуклидами кирпичных стен здания №5. Видимо из – за плохого качества строительства здания №5 (возводилось силами стройбата или штрафбата), большого времени эксплуатации в условиях Заполярья под открытым небом, очень часто из выступов стен служивших опорой мостового крана выпадали кирпичи сразу по несколько штук. В результате разрушения этих опор, мостовой кран несколько раз сходил с рельс по которым он передвигался. Только какое - то чудо спасало нас от его неминуемого падения сверху.

Инспектор контролирующий эксплуатацию кранового хозяйства здания №5 в соответствии с руководящими документами видимо из-за жуткого страха за свое здоровье никогда его не осматривал. Получив несколько литров спирта в качестве взятки, он с чувством глубокого удовлетворения подписывал акт об исправном состоянии кранового хозяйства здания №5. Его абсолютно не интересовало, что краны работающие в хранилище ОЯТ давно выработали свой техресурс и требуют немедленной замены.  

Я понимал, что вышестоящим флотским организациям все было по «обрезу», ведь мы для них были рабами Системы 1917 года. Допустим упал бы на личный состав смены в здании №5 мостовой кран, при этом погибло бы много матросов. Ну и что? Погибших при этом падении крана матросов списали бы как портянки выслужившие свой срок!

Второй кран марки КТК 15/3 находился на крановой тележке под самой полуразрушенной крышей здания №5. Когда им поднимался контейнер – защита с находящимися внутри его чехлом с ОЯТ весь остов здания №5 почему – то трясся, а с радиоактивной крыши нам на головы падали ее фрагменты. При  этом действии всем присутствующим становилось жутко. Каждый военнослужащий смены находящийся в хранилище ОЯТ здания №5 мысленно прощался с жизнью. Во время работ постоянно воспламенялись и горели магнитные пускатели этих допотопных кранов, вместе с электрическими радиоактивными распредщитами. Кабельные трассы запитывающие электрооборудование здания №5 так же постоянно горели, резко повышая при этом зольную радиоактивность воздуха, которым мы дышали практически без средств защиты. Постоянные выходы из строя электрооборудования происходили потому, что:

  1. Оно выработало положенный техресурс.
  2. Работало в неприемлемых для их эксплуатации условиях.

 

Необходимо было устанавливать электрооборудование другого класса защиты, например, как на подводных лодках. Об этом должны были думать в НИИ, но им что – то не думалось. Видимо требовался допинг в виде евро или долларов!

Как я уже писал крыша здания №5 прогнила и была дырявая. Через проемы образовавшиеся в крыше мы иногда любовались немыслимой красотой Северного сияния. Через эти дыры в крыше здания №5 в хранилище ОЯТ постоянно попадали атмосферные осадки в  виде дождя и снега. Особую опасность для нас представляла влага, стекающая с чрезвычайно радиоактивной крыше в виде струек и капель. Однажды, исполняя обязанности начальника смены в хранилище ОЯТ здания №5 во время дождя, с крыши на меня упала небольшая струйка воды, немного зацепив голову.

При радиационном обследовании моей головы прибор КРБГ зафиксировал на ней миллионы ? - частиц. Помню, после той злополучной смены, мне не удалось отмыть голову от радиоактивных веществ. Пришлось волосы на голове в районе загрязнения выбривать. И только постоянно производя дезактивацию этого радиоактивного пятна мне удалось дней через десять отмыть его от радионуклидов. Спал я дома на кухне с несколькими целлофановыми мешками на голове, что бы не загрязнять радиоактивными веществами квартиру, в которую и так было много натаскано радионуклидов из Алкашевки. В этой радиоактивной квартире помимо меня жили жена и две маленькие дочери.

В одном из рассказов я писал, что после обследования своей квартиры на предмет наличия в ней радионуклидов, мне пришлось выбросить постельное белье и еще несколько предметов домашнего обихода. В свою квартиру я приходил пересекая практически весь городок, где проживали семьи военнослужащих с маленькими детьми. Я думаю, загрязненность РВ городка существовала.

Хочу рассказать о случае произошедшем в июле 1986 года. Как Вы поняли по дате, это произошло после планетарной аварии на ЧАЭС. Подполковник строительных войск проживавший в нашем городке Мурманск – 150, был в командировке в Киеве. Приехав оттуда двое суток отдыхал с семьей, ходил по гостям. В нашу часть он прибыл с целью согласования документов по строительству могильника. Инженер – дозиметрист капитан – лейтенант Долгих Толя узнав, что он был в Киеве, предложил ему пройти дозиметрический контроль в части. В результате этого обследования выяснилось, что он полностью радиоактивный за исключением своего мужского достоинства, которое он видимо отдезактивировал используя его по прямому назначению. Этим примером я хочу сказать, что дозиметрический контроль в жилом городке даже после аварии на Чернобыльской АЭС был организован слабо.

Продолжая тему здания №5, хочу сказать, что о первобытной, пещерной технической оснащенности здания № 5 знало все вышестоящее командование, но этим конченым мизантропам было наплевать на наше здоровье. Они требовали от нас эффективной работы в этом, пропитанным насквозь радиоактивными веществами здании № 5. И мы, рабы в форме, как могли выполняли эти чрезвычайно опасные, в радиационном отношении работы практически голыми руками. Бывали случаи, когда по каким то причинам в отправляемом на переработку чехле-кассете с ОЯТ на химкомбинат «Маяк» оставалась вода. Если этот чехол-кассета в зимнее время прибывал в « Маяк» в поврежденном льдом состоянии, то как нам рассказывали, на этом предприятии объявляли тревогу «Радиационная опасность». Работающему персоналу «Маяка» с этим чехлом шли дополнительные льготы. А офицеру, начальнику смены из Губы Андреева загрузившему и не осушившему полностью от воды чехол-кассету с ОЯТ передавался привет от Главкома ВМФ в виде наказания – неполного служебного соответствия (НСС). Это взыскание снималось с офицера Главкомом не раньше чем через год. Получалось как в той известной всем пословице: «Рыба гниет с головы, а чистят ее с хвоста».

Говоря об условиях работы матросов и старшин срочной службы я хочу привести несколько примеров. Очень часто, главный инженер части Невструев выдавал такие «гениальные идеи», что спустя десятилетия, при воспоминаниях о них, у меня на голове шевелятся седые волосы.

Как сейчас помню, стояла морозная полярная ночь. Личный состав моей смены выполнял работы по перегрузке чехлов с ОЯТ с плавмастерской  в ячейки емкости 2Б. В частично исправном состоянии оказался автомобиль Белаз, на котором осуществлялась перевозка ОЯТ в БСХ (блок смерти хиросимный). За сутки до этого, на автомобиле Белаз полностью вышло из строя осветительное электрооборудование, то есть фары не освещали дорогу. Напомню читателю, что дорога по которой двигалась такая махина как Белаз-540 с ОЯТ также не имела освещения. Вместо того, чтобы срочно произвести ремонт автомобиля и ввести в строй его электрооборудование, наш великий главный инженер принял дикое волевое решение. Он приказал матросу Данилову Валере взять в руки керосиновую лампу и ходить впереди Белаза в кромешной темноте по дороге с 18.30 до 03.00. Матрос при этом выполнял роль живого маячка для водителя Белаза. В это время офицеры службы №3 ответственные за технически исправное состояние своей техники спокойно спали дома. На месте Невструева я бы заставил именно этих офицеров ходить с керосиновыми лампами впереди их неисправной техники.

Стоило матросу, идущему впереди этой огромной машины поскользнуться и упасть, он был бы немедленно раздавлен ею на дороге. Закончилось это тем, что уставший водитель «Белаза» в районе 01.00 ночи съехал в кювет, при этом чуть не перевернув машину с ядерным топливом.  

Я считаю, что таким людям как наш бывший главный инженер можно было доверить исполнять должность ассенизатора, то есть вывозить на лошади в бочке человеческие экскременты.

Хочу так же сфокусировать внимание читателя, на античеловеческих условиях работы матросов на площадке твердых радиоактивных отходов (площадке №3). Переодевались они как правило в грязной раздевалке здания №5. Зима, мороз, Заполярье. Валенки на ногах матросов мокрые и радиоактивные от брызг воды из левого бассейна хранилища ОЯТ здания №5. В  связи с конструктивными недоработками верхних подвесок чехлов кассеты с ОЯТ при втягивании их в штатную свинцовую защиту, чехлы – кассеты срывались с них и падая в воду бассейна поднимали фонтаны радиоактивной воды. Естественно эта вода попадала в лица, глаза матросов, а так же на обувь и одежду. В связи  с вышесказанным рабочая обувь и одежда матросов были постоянно мокрыми и радиоактивными. Для работ на площадке №3 матросы доставлялись в радиоактивных кузовах а/м «КРАЗ» или «Белаз». На руках матросов анатомички, а работать на морозе им предстоит несколько часов. Территория площадки №3 пропитана радионуклидами и матросы одеты в пропитанную радиацией одежду и обувь. Только анатомички на руках чистые, но они от мороза прилипли к коже рук и вызывают сильный болевой синдром.

Старшина 2 статьи Малютин В.Б. и легенда Алкашевки ст. 2 ст. Ибрагимов Разит Фаритович, направлены «заботливым» офицером выполнить работы по ревизии сборок – каналов с ОЯТ в чехлах. Ибрагимов Р.Ф. исключительно добросовестный и исполнительный военнослужащий. Если ему отдать приказ, что бы он прыгнул в радиоактивную воду бассейна здания №5 и плавал бы в ней, он не задумываясь его выполнит. По своему усердию и работоспособности он уступал только пчеле. Для меня он до сих пор является образцом выполнения своего служебного долга. Из – за большого переоблучения, матрос Ибрагимов Р.Ф. в Алкашевке лишился практически всех зубов и принимал пищу шатающимися передними шестью зубами. За это он получил кличку «Заяц». Под стать ему в плане добросовестного исполнения воинского долга ст.2 ст. Малютин В.Б. Это высокий, стройный, красивый старшина, умеющий хорошо думать головой и работать руками.

Итак, в радиоактивном кузове «Краза» они доставлены к месту работ. Необходимо подняться на контейнер высотой три метра. Технических средств (лестницы) для подъема на свинцовый контейнер нет. Тогда ст. 2 ст. Малютин В.Б. приседает на корточки, а матрос Ибрагимов Р.Ф. становиться ногами ему на плечи. Малютин В.Б. поднимает Ибрагимова Р.Ф. на нужную высоту и удерживает его на своих плечах пока тот выполняет работу. Стало невмоготу от холода. Испытывая чувство безысходности, они собрали радиоактивные тряпки и засохшую пропитанную радионуклидами высокую траву, а затем развели костер на радиоактивной территории площадки №3. Они знали, что огонь резко повысит зольную радиоактивность и губительным образом повлияет на их здоровье и экологию. Но они так промерзли, что им было уже все – равно. Очень часто матросы падали с этих свинцовых контейнеров, получая при этом сильные ушибы. Вопрос командованию в/ч 90299 и сотрудникам профильных НИИ проектировавших эту площадку. Неужели нельзя было спроектировать теплушку на этой площадке и обеспечить безопасную работу матросов на этих контейнерах?

Все можно было сделать, но для этого нужно было иметь желание, которого у них не было. Мне неоднократно приходилось видеть, когда автомобиль «Белаз-540» перевозящий в контейнере – защите чехол – кассету с отработанным ядерным топливом (ОЯТ) вдруг неожиданно останавливался на дороге и из его кабины быстро выпрыгивал водитель – матрос. Со скоростью спринтера он убегал от своей машины. Выяснялось следующее, что в связи с неандертальским техническим устройством контейнера – защиты, у него при движении автомобиля самопроизвольно открывалось нижнее отверстие. Через это отверстие высовывалась нижняя часть чехла – кассеты от которой светило до 17000 рентген/час. Безусловно этот гамма – монстр с легкостью прошивал самопальную хиленькую свинцовую защиту кабины «Белаза» и  с дикой беспощадной яростью набрасывался на жизнь молодого матроса – водителя. В такой чудовищной радиационной обстановке матрос лишался здоровья за несколько секунд! Мне до сих пор не ясно, каким образом водитель автомобиля перевозящего ОЯТ, усекал в таких случаях начало уничтожения своей молодой жизни. Может быть в результате эрекции своего мужского достоинства, к которой однозначно приводит большое переоблучение? Неужели нельзя было оснастить аппаратурой дозиметрического контроля автомобили перевозящие радиационных монстров? Я думаю, что это жизненно важное для водителей службы №3 техническое решение без проблем можно и нужно было предусмотреть профильными НИИ и командованием части. Но им на рабов в военной форме было наплевать! Я считаю, что организацией таких античеловеческих условий работы, командование части и сотрудники профильных НИИ проводили мощнейшую антифлотскую, антиармейскую, по сути антигосударственную кампанию. И действительно, через несколько лет у государства появились проблемы с уклонистами от военной службы.

В связи с чудовищной технической отсталостью части, нелепыми технологиями работ мне пришлось активно заниматься рационализаторской деятельностью. Делалось это для снижения дозовых нагрузок на матросов, уменьшения вероятности травматизма и гибели их, а так же предотвращения загрязнения радионуклидами фауны и флоры губы Андреева. В этой части мною было разработано и внедрено свыше 100 рационализаторских предложений и одно изобретение. К сожалению очень малая часть офицеров занималась рацработой. Это говорило об их равнодушном отношении к своему личному составу.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Рацпредложения, поданные Сафоновым А.Н. в в/ч 90299.


 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Авторское свидетельство на изобретение, разработанное Сафоновым А.Н. для в/ч 90299

Уважаемый читатель, я предлагаю Вам ознакомиться с эссе активного ликвидатора радиационных аварий в хранилище ОЯТ здания №5 и «камерах смерти» БСХ старшины 1 статьи Старченкова О.А. проходившего службу в должности дозиметриста с 1982 по 1985 годы. Этот исключительно добросовестный и храбрый человек проявил в экстремальных, чрезвычайно опасных для жизни радиационных условиях, лучшие качества своей души. Работал как говориться за себя и за того парня! К сожалению до сих пор он не может добиться от государства оплаченных своим здоровьем льгот! Уважаемые читатели, эссе старшины 1 статьи Старченкова О.А. я кратко прокомментировал.

 

Здание №5
Странное сооружение. Однозначно рукотворное. Но.., несомненно, населенное двумя флюктуациями.
Флюктуация первая, как и само здание – рукотворная, а именно хранилище (слово какое зловещее: хранилище) ОЯТ (отработанное ядерное топливо).
Флюктуация вторая состоит из того, что здание жило своей собственной жизнью.
Предположительно могло «взорваться» (в смысле здание) тепловым выбросом в любую минуту или секунду или миллисекунду. В общем, когда захотело – тогда и взорвалось бы.
Такое впечатление сопровождало любого человека входящего в это здание.
Кратковременные сизо-голубоватые всполохи между «сборками» стержней удивляли многих «посетителей» здания №5.
Пройдя, две трети бассейна здания, создавалось впечатление, а правильнее сказать, создавалось ощущение чего-то внеземного. Явно чего-то мощного, ждущего и настороженного. Терпеливое, огромное, межпланетарное что-то, наблюдало за действиями «человеков», находящихся в этом здании.
Ох уж эти «человеки», что они там ворочали, как они там экспериментировали!

В самом здании была круглосуточная вахта службы РБ.
Через каждые 4 часа матрос службы «раз», сменяясь с вахты, выходил, спускаясь по трапу, с твердой уверенностью в собственной значимости от принадлежности к чему-то непознанному.
Вахта здания №5 – это особая тема, в плане психологии, тема до сих пор не изученная.
Четыре часа пробыть рядом с сотней или тысячей «хиросим», а затем через 8-12 часов вернуться обратно на вахту – это очень серьезный поступок, совершаемый матросами практически каждый день.

Один раз за вахту дежурный матрос обязан был зайти в само здание, с прибором КРБГ-1 (корабельный бета-гамма радиометр), для производства замеров уровня гамма излучения в 10 контрольных точках и произвести еще 4-8 дополнительных измерений в местах особо подозрительных (читай опасных: в среднем от 4-х до12 рентген/час).
Космонавт Леонов выйдя в открытый космос, наверно ощущал примерно то-же, что и матросы вахты №5 Суевалов или Курциш или Борщ или…(много матросов, мало космонавтов).

В здании №5 чувствовалась мощь угасающей империи.
Мощь миллионов людей создававших империю, мощь талантов и стремлений, мощь заводов и фабрик, строивших ядерный щит и подводный флот, мощь отработанных лошадиных сил, мощь миллионов тонн отработанной урановой руды, миллионов людских жизней, брошенных на алтарь призрачного могущества и варварского тщеславия.
Пирамида Хеопса и Здание №5. Это - два хранилища былого могущества.
Разница в том, что к пирамиде можно подойти, а вот к зданию №5… подойти проблематично. А уж зайти во внутрь в 80-х годах прошлого столетия равносильно выходу в открытый космос.

Почему же не «рвануло» здание №5?
Да по той же причине, по которой, предположительно, не рванул американский ядерный заряд на луне.
Здание №5… Странное сооружение, дело рук человеческих, познавших космос и познавших морские глубины. Но не осознавших себя в этом космосе и не понявших глубин своих заблуждений и роковых ошибок.

А чтобы было,... если бы здание №5..!!!

Я хочу обратить Ваше внимание на такие слова: Кратковременные сизо – голубоватые всполохи между «сборками» стержней удивляли многих «посетителей» здания №5. В данном случае речь идет об СЦР (самопроизвольной цепной реакции) или маленьком атомном взрыве. Шесть таких СЦР я видел при работах в левом бассейне здания №5 и три СЦР в ячейках БСХ.

Представители госструктур заявляют об этом: «Этого не может быть, потому, что не может быть никогда». Пусть тешат себя надеждами! В этом эссе он пишет об ощущениях чего – то внеземного находясь в хранилище ОЯТ здания №5. Я думаю не ошибусь, что именно такое чувство испытывали все участники радиационных аварий и ядерно – опасных завалов в здании №5. Было такое ощущение, что помимо нас в хранилище присутствовал кто – то, обладающий несоизмеримо более высоким уровнем развития, который контролировал и направлял наши усилия по ликвидации этих чудовищных каскадных радиационных аварий.

Приведу пример касающийся действий внеземных цивилизаций в здании №5. Однажды будучи начальником смены, я вместе со своим личным составом не мог войти в грязную раздевалку. Дверь помещения раздевалки была открыта, но войти туда было не возможно, т.к. дверной проем был заблокирован невидимой материей, явно внеземного происхождения. Двигая рукой в дверном проеме я ощущал что – то твердое, подобное металлическому листу закрывавшему это пространство. Повторяю, эта блокировка пространства дверного проема была тверда и абсолютно прозрачна, мы видели через нее все вещи находящиеся в грязной раздевалке. Минут через 10 пространство дверного проема было кем – то разблокировано и мы приступили к работам в аварийном левом бассейне.

Произошедшее столкновение с действиями внеземной цивилизации меня не испугало и безусловно не удивило. Исходя из аксиомы, что вселенная бесконечна, я всегда допускал существование других цивилизаций. В открытой печати описано много случаев контактов землян с представителями других цивилизаций. Вреда от таких контактов землянам нанесено не было. Наоборот они помогают нам. Видимо благодаря их деятельности не произошел ядерный взрыв в хранилище ОЯТ здания №5!!! Хотя для этого взрыва были созданы все предпосылки.

Приведу пример участия НЛО в событиях разыгравшихся на аварийном 4-ом блоке ЧАЭС. Цитирую письменные показания дозиметриста М.А. Варицкого: «Мы увидели медленно проплывающий в небе огненный шар ярко – латунного цвета. Он был диаметром 6-8 метров. Мы снова произвели замеры, переключив шкалу прибора на другой диапазон, прибор показывал 3000 миллирентген/час. Вдруг на шаре вспыхнули два прожектора. Два ярко – малиновых луча были направлены на реактор четвертого блока. Объект находился от реактора на расстоянии приблизительно 300 метров. Все это длилось где – то три минуты. Прожектора внезапно погасли и шар медленно уплыл на северо – запад,  в сторону Белоруссии. Тут мы снова обратили внимание на прибор. Он уже показывал 800 миллирентген/час. Мы не могли объяснить, что произошло и поэтому грешили на прибор, считая, что он испортился. Однако, когда мы вернулись на базу и его проверили, прибор оказался исправным».

Видимо не появись этот неизвестный объект вовремя над аварийном четвертым блоком ЧАЭС, масштабы катастрофы были бы значительно страшнее и губительнее. Ученые до сих пор спорят, кто и по каким технологиям, используя внеземную технику возвел пирамиды не только в Египте, но и в Америке? Откуда африканскому племени догонов, прибывающему в настоящее время в первобытнообщинном строе, известны астрономические подробности, о которых наука узнала совсем недавно?

В завершении своего рассказа приведу слова Наполеона I (Бонапарта) он говорил: «Что бы иметь хорошую армию, надо иметь три вещи: первое – это деньги, второе – деньги, третье - деньги». Субъективно рассуждая, я думаю, что в СССР управляемом человеконенавистной Системой образца 1917 года деньги были. Меня всегда возмущали и бесили бесчисленные решения верхушки КПСС об оказании братской и безвозмездной помощи племенам обитающих на лианах в джунглях Африки, только за одно их обещание идти по социалистическому пути развития. Свой народ они никогда не спрашивали, а согласны ли мы поделиться чем – нибудь с этими «братьями»! У меня еще в те времена сложилось впечатление, что Система управляющая СССР ненавидит свой народ. В связи с этим, мне иногда приходили в голову слова известного политического деятеля Л.Троцкого. Он говорил: «Мы должны превратить Россию в пустыню, населенную белыми неграми, которым дадим такую тиранию, какая не снилась никогда самым страшным деспотам Востока. Разница лишь в том, что тирания эта будет не справа, и не белая, а красная, в буквальном смысле этого слова – красная, ибо мы прольем такие потоки крови, перед которыми содрогнуться и побледнеют все человеческие потери капиталистических войн».

И действительно, кровушки пролито было немерено за 74 года существования тоталитарного режима. Нас же офицеров, старшин и матросов служивших в первобытных, пещерных условиях в губе Андреева, выполнявших чрезвычайно важную роль в поддержании боеготовности ВМФ, наше государство за людей не считало. Отсюда такая чудовищная техническая отсталость во – всем и как прямое следствие этого произошедшие беспрецедентные в ВМФ СССР каскадные радиационные аварии с большим переоблучением ликвидаторов. До сих пор в средствах массовой информации об этих авариях не сказано не слова правды. Государство решило забыть и об этих авариях, и тем более о людях, которые лишились своего здоровья ради этого государства.

Во второй статье Конституции РФ записано: «Человек, его права и свободы являются высшей ценностью. Признание, соблюдение и защита прав и свобод человека и гражданина – обязанность государства». У ликвидаторов каскадных радиационных аварий в губе Андреева согласно действующей Конституции есть заслуженное своим потерянным здоровьем право на социальную защиту. Так почему же наше государство в лице военкоматов и других госструктур не выполняет своих конституционных обязанностей по защите прав умышлено социально –забытых ликвидаторов этих аварий???

 

 




Отрывок из книги «Правда о Чернобыле по-флотски в губе Андреева».

 

 

 

наши контакты | ©2009 Харламов И.С.