Правда о Чернобыле по флотски в губе Андреева

главная | фотоальбом | форум
о проекте | новости |
список офицеров | список матросов срочной службы | льготы |

Смерть собаки Командующего от зубов офицера из Губы Андреева

Все негативные процессы происходящие в обществе того времени имели место и в ВМФ только в более чудовищной и извращенной форме. События, происходящие среди военнослужащих 1 Флотилии я назвал Социальным Чернобылем. Социальный Чернобыль закономерно привел к локальному физическому Чернобылю в Губе Андреева. Если в целом взять Империю под названием СССР, то после грянувшего Социального Чернобыля, она рухнула подобно Колоссу на глиняных ногах. А теперь с вашего разрешения, я позволю себе вернуться к главному герою своего повествования. Лейтенант Евгений Капенко после окончания с красным дипломом СВВМИУ был направлен служить в 1 Флотилию АПЛ RCA/ При распределении должности и дальнейшего места службы в местном отделе кадров, ему «повезло». Он был направлен служить в экипаж АПЛ, где существовала офицерская дедовщина и где молодого лейтенанта просто не считали человеком. Старослужащие офицеры без всякого повода имели их, как говориться, « во все дыхательно-пихательные органы». Некоторые послужившие офицеры открыто заявляли, что лейтенант не является первым офицерским званием. Когда лейтенант получал звание старшего лейтенанта, Командир АПЛ (атомной подводной лодки) перед строем не стесняясь поздравлял счастливца с присвоением ему первого офицерского звания. Замполит АПЛ, которому по должности полагалось пресекать такие извращения, этого не делал. Любимой его поговоркой было выражение: «Раньше матросам было все по-плечу, а сейчас все по х…ю». Судя по глубине его интеллекта, культуре и кругозору, лейтенант Капенко пришел к мысли, что замполит видимо закончил коваллерийские курсы, на которых существовало два факультета. На первом факультете слушателей в течение трех месяцев обучали искусству одевания уздечки на коня, на втором, закреплению седла на спине животного.

В связи с ненормальной психологической обстановкой в экипаже он как и многие другие молодые офицеры стал задумываться о своей дальнейшей жизни. Он думал так: «Если бы у меня было несколько жизней, одну из них из чисто патриотических соображений можно было бы посвятить Флоту и прожить её в режиме раба. Но у человека всего одна жизнь, да и та промелькнет как молния на фоне темного грозового неба». В связи с тем, что контрактная служба для офицеров в то время не предусматривалась, а желающих добровольно покинуть навсегда ряды ВМФ было немерено, многие военнослужащие пытались сами перехитрить каким то образом Человеконенавистную Систему образца 1917 года. Не смотря на то, что в России крепостное право было отменено в 1961 году в ВМФ оно действовало в плоть до начала 90-х годов прошлого столетия. И только путем ввода контрактной системы среди офицеров оно было отменено. В те времена, о которых я рассказываю даже не было «Юрьева дня». В этот день крепостной мог перейти от одного помещика в другому. Даже тогда понимали, что у человека может возникнуть психологическая несовместимость с коллективом. Никто из офицеров, за исключением блатных, не мог добровольно уйти из рядов ВМФ. Причиной ухода могли быть: смерть, смертельная болезнь, уголовное преступление.

Но лейтенанта Капенко все эти три варианта не устраивали. Он решил пойти официальным путем и написал рапорт о демобилизации. Дальше Командира АПЛ этот рапорт не прошел и вызвал со стороны старослужащих офицеров озлобление к нему. Характеризуя Капенко, необходимо сказать, что это был исключительно грамотный и способный к наукам офицер. Он обладал блестящим аналитическим умом, но в его характере был один страшный недостаток – он имел обостренное чувство собственного достоинства. Да, по прибытию в экипаж АПЛ он хотел служить и мог бы на этом поприще добиться многого. Но ему не повезло с командованием экипажа. Непосредственным командиром у него было абсолютное ничтожество. О таких обычно говорят: «На любом месте будет на не своем месте». Но все его недостатки компенсировались одним, огромным, неоспоримым по тем временам достоинством – он являлся секретарем парторганизации подразделения. Эти люди, как жена Цезаря, были вне всяких подозрений. Они относились, как я уже писал выше, к касте неприкасаемых. Секретарь – начальник быстро убедился в неординарных умственных способностях своего подчиненного и его независимом характере. Данное обстоятельство вошло в антагонистическое противоречие с бытовавшей тогда в обществе поговоркой: «Я начальник – ты дурак, ты начальник – я дурак». С подачи замполита АПЛ, секретарь-начальник с утроенной энергией приступил к ликвидации данного недопустимого противоречия. Молодой офицер вместо того, чтобы заниматься исполнением своих функциональных обязанностей, вынужден был каждый день отбиваться от мелких придирок своего секретаря – начальника. Когда стало совсем невмоготу от его нападок, Капенко решил поискать правды у Командующего Флотилией. Характеризуя Командующего, скажу, военнослужащие Флотилии ненавидели его и боялись, даже поговорка во Флотилии была: «Лучше попасть под танк, чем под Командующего». В беседе с ним, офицер Капенко изложил суть вопроса, и попросил его как-то оградить от дикой травли в экипаже. В ответ на это, Командующий накричал на него, обвинил его в нежелании служить, а также предостерег его, что если он свое Я не изживет из себя, то он обеспечит ему длительное пребывание на гарнизонной гауптвахте. Выходя из его просторного, богато обставленного кабинета, Капенко Женя с удивлением понял, что в его душе появилась лютая ненависть к человеку, с которым час назад у него ассоциировались надежды на справедливость. Я лично по себе знаю, как сильно выбивает из колеи несправедливое отношение к себе. Предвзятое отношение к человеку подобно болезни, которая медленно уничтожает его, именно такой болезнью и заболел молодой лейтенант Капенко. Многие военнослужащие, в том числе и Капенко, старались избавиться от этой болезни известным русским способом. Этот способ был не нов и пользовался во Флотилии большой популярностью. Количество выпитого спиртного лейтенантом Капенко, было прямо пропорционально неприятностям на службе.


Однажды, возвращаясь со службы к себе домой и находясь в средней стадии опьянения, он увидел Командующего Флотилией, выгуливавшего на стадионе городка свою собаку. Увидев человека, которого лейтенант Капенко ненавидел всем своим существом, в его нетрезвом мозгу мелькнула мысль, о совершении какого-либо поступка, который в дальнейшем ему позволит демобилизоваться из рядов ВМФ. От этой сладостной мысли его великолепный мозг начал работать как первоклассный компьютер, придумывая один вариант за другим. В связи с тем, что Командующий, по всей видимости выгул своей собаки закончил и пошел через стадион к своему дому, лейтенант Капенко, еще не выбрав сценария, по которому он будет действовать, побежал вслед за ним. Обогнав Командующего с собакой метров на 15, Женя остановился и резко повернулся на 1800 лицом к нему. Командующий и лейтенант Капенко какое то мгновение напряженно смотрели друг другу в глаза. Взгляд вице-адмирала, Героя Союза, выражал неподдельный интерес к происходящему. Лейтенант Капенко неожиданно для себя и тем более для Командующего Флотилии упал на четыре кости и на сколько ему позволяли его природные артистические данные, начал лаять на собаку. Любимица вице-адмирала от этого неожиданного спектакля сначала замерла, а затем, когда оцепенение с неё спало, она с удивление стала поглядывать то на лающего Капенко, то на своего хозяина. Командующий Флотилией, повидавший на своем веку, как говориться, не мало в этот раз был «парализован» поступком лейтенанта. От этого дикого неуважения к нему, и естественно, и его собаке, он потерял дар речи, а ноги его сделались ватными. Практически он находился в предынфарктном состоянии. Между тем, собака, сгораемая чувством любопытства, решила обнюхать лающий объект. Шаг за шагом, вытянув вперед морду, и готовая в случае опасности мгновенно отскочить в сторону, она медленно приближалась к лейтенанту Капенко. Наконец, собака вплотную подошла к нему, и поняв, что с ней затеяна необычная игра, лизнула его несколько раз в лающие губы. Капенко почудилось, что собака по приказанию Командующего начала объедать мягкие ткани его лица. В целях самозащиты, Капенко вцепился своими острыми, не знавшими инструмента стоматолога зубами в мокрый черный нос несчастной собаки. От чудовищной боли пронзившей все тело псины, она рванулась назад и несколько метров тащила по стадиону распластанное тело лейтенанта Капенко, пока его крепкие челюсти не разжались на носу собаки. Именно в этот момент душераздирающий вопль раненного и испуганного животного пронесся над городком и его окрестностями. От чудовищного вопля своего четвероногого любимца пришел в себя Командующий. От негодования на Капенко, он открыл свой рот, но его крика никто не услышал, в этот момент он напоминал главного героя из бессмертного киношедевра «Крестный отец». Помните, когда наемный убийца стреляет в Майкла Карлионе и убивает его единственную дочь. Майкл Карлионе (Аль Пачино) от произошедшей трагедии раскрыл рот и только минуту спустя все услышали страшный крик, выражавший , его нечеловеческое горе. Потребовалось приблизительно столько же времени, чтобы Командующий пришел в себя, и глядя на кровоточащую глубокую рану на носу своего четвероного друга надрывно завыл. В этом вое слышалась боль за своего раненного друга, животная ненависть к Капенкро и какая-то безысходность. Ошарашенный случившимся, лейтенант Капенко неподвижно лежал на грунте стадиона, лицом вниз в распластанном виде. Командующий продолжал вести себя как бесноватый, но к нему уже бежали врачи и несколько патрульных групп. Врачи оказали Командующему и его собаке необходимую медицинскую помощь. Но это не помогло четвероногому другу. Вечером этого же дня, от полученного стресса любимица Командующего скончалась.

После того, как лейтенант Капенко отсидел за этот проступок 20 суток на гауптвахте, Командующий вызвал его к себе и сказал следующее: «Пока ты служишь в этой Флотилии, ни должности, ни звания ты не получишь». За этот «подвиг», ставшим известным на всю 1 Флотилию, лейтенант Капенко был списан в штрафную роту губы Андреева, там ему «посчастливилось» принять участие в ликвидации радиационной аварии в хранилище ядерного топлива в здании № 5.


Как раз в это время была сдана первая емкость для хранения отработанного ядерного топлива (ОЯТ). Мне запомнились его слова, которые он сказал впервые увидев эту емкость с ОЯТ, от которой исходили плотные радиоактивные облака. Было сказано следующее: «Меня всегда охватывало чувство ненависти и омерзения, когда я читал про немецкие газовые камеры. В этих камерах в годы войны были уничтожены миллионы людей. Я не могу понять одного, почему наше Родное Государство практически уничтожает своих преданных сыновей в мирное время в радиационных камерах….?» И он прав, наше Родное Государство фактически уничтожало нас, заставляя работать в таких самоубийственных условиях.


Ведь для угнетения функций деления клеток достаточно дозы, энергия которой при переводе ее в тепловую вызвала бы нагревание всего лишь на тысячную градуса 0,0010С. Любая, сколь угодно малая доза облучения, может вызвать необратимые генетические отклонения хромосом, что приводит к тяжелым наследственным аномалиям в последующих поколениях. Я хотел бы спросить бывших Командующего и Главного радиолога КСФ: «Вы отдавали себе отчет, когда подписывали акт о сдачи радиационных камер в эксплуатацию?» Если вы адекватно оценивали ситуацию, то вас необходимо сажать на скамью подсудимых. А впрочем о чем это я? Ведь не ваши дети или внуки горбатились в этих радиационных камерах, уничтожая свое здоровье и здоровье грядущих своих поколений. Вам было наплевать на рабов в форме. Вы являлись соответствующим порождением Системы образца 1917 года. Что касается дальнейшей судьбы Евгения Капенко, он как и обещал ему Командующий, через 10 лет службы демобилизовался в звании лейтенанта. Их этих 10 лет, он много времени прослужил в губе Андреева и добросовестно, как ему приказывали представители Системы 1917 года уничтожал свое здоровье в радиационных камерах. Мне всегда нравились свободолюбивые, неординарно мыслящие люди. Как правило, такие люди с трудом вписываются в «гнилые» коллективы. Как любой здоровый организм борется с болезнью или попавшей в него инфекцией, так и гнилье отторгает все здоровое, или делает его таким же гнилым. В этом состоит личная трагедия лейтенанта Капенко Евгения, выдержанного в первичной должности в течение 10 лет.


Я проживаю в городе, в котором много офицеров-отставников, некогда служивших в 1 Флотилии АПЛ. Они прекрасно знают ситуацию с ОЯТ в радиационных камерах губы Андреева. Они меня спрашивают, неужели так сложно выгрузить ОЯТ из этих камер, и тем самым убрать дамоклов меч, нависший над Северо-западным регионом России и другими странами. Я им отвечаю, как человек непосредственно загрузивший, все это радиоактивное дерьмо. Для того, чтобы выгрузить из радиационных камер не надо строить заборов и сараев, которыми застроили всю Алкашевку (губу Андреева). Сложившаяся ситуация напоминает мне всем известные сказочные персонажи. Из Буратино, который в данном случае представляет страны-доноры, Кот Базилио под эту тему вытряхивает бабки, вот и вся нехитрая причина отсутствия работ по выгрузке ОЯТ. Второй причиной может являться животный ужас, переходящий в диарею, перед предстоящим облучением во время этих работ.


Я не знаю истинных планов руководителей этих проектов. Может быть они решили построить там город Солнца во всем его великолепии. В радиационных камерах с не выгруженным ядерным топливом будут построены рестораны под названием: «Зайди в последний раз». Бассейны здания № 5 заполнят прозрачной морской водой и желающие будут плавать в нем, наслаждаясь лучевым массажем тела. Рядом со зданием № 5 откроют кафетерий, в котором будут продавать мороженное и коктейли, содержащие радионуклиды. Цены на эти продукты будут зависеть, от содержащихся в них радиоактивных веществ. На бывшей площадке № 3 – хранилище твердых радиоактивных отходов, где были слиты десятки тысяч тонн радиоактивной воды, будут оттягиваться, играя в гольф сливки общества, дополнительно подзаряжаясь энергией атома.


На вопрос о начале работ по выгрузке ОЯТ из радиационных камер в свое время дал ответ Владимир Семенович Высоцкий, во фрагменте своей песни:


«И только старый попугай громко крикнул из ветвей
Жираф большой, ему видней».

(рассказ из неопубликованной книги «Правда о Чернобыле по-флотски в губе Андреева»)

 

 

 

наши контакты | ©2009 Харламов И.С.