Правда о Чернобыле по флотски в губе Андреева

главная | фотоальбом | форум
о проекте | новости |
список офицеров | список матросов срочной службы | льготы |

Памяти моего друга капитана 3 ранга Мартынова Николая Петровича посвящается.

Меня могила не страшит:
Там говорят страданье спит
В холодной вечной тишине:
Но с жизнью жаль расстаться мне.
М.Ю. Лермонтов

Уважаемые читатели! В небольшом эссе я хочу рассказать Вам о своем большом друге – капитане 3 ранга Мартынове Н.П. с которым мне пришлось прослужить в губе Андреева в течение длительного времени. Впервые Мартынова Н.П. я увидел в гарнизонном госпитале г. Мурманска – 150. В то время, я еще проходил службу на не забываемых АПЛ и мною был взят госпитальный тайм-аут, для поддержания своих духовных и физических сил. Они мне были крайне необходимы для продолжения затянувшейся бескомпромиссной войны между мной и политрабочим (замполитом) АПЛ. В этой войне, он применил свой полный арсенал политрабочего. В него входили: ложь, клевета, ненависть, подлость и многое из того чем славилась Система образца 1917 года. Наша война перешла в такую фазу, что перемирие воюющих сторон, как практически, так и теоретически исключалось. Мы взаимно ненавидели друг – друга и готовы были в случае надобности перейти к физическим действиям, чего мой противник в силу своей природной трусости побаивался, т.к. он знал мои боевые возможности, да и весовые категории у нас с ним были разные. Правда, у него был мощный боевой резерв в борьбе со мной в лице начальника политотдела, который был его ну очень хорошим приятелем. Этот грозный для меня боевой резерв находился в постоянной боевой готовности и ежедневно, ежеминутно вел мониторинг всех моих действий. Начальник политотдела дивизии был взбешен тем обстоятельством, что какой – то занюханный, без роду и племени капитан – лейтенант воспротивился действиям касты неприкасаемых, к которой они естественно всегда себя относили.

Находясь в госпитале, я анализировал свои поступки и как человек играющий в шахматы пытался определить направление главного, разящего для себя удара со стороны противника. Читатель наверно удивиться прочитав предыдущие строки. Как известно политорганы в ВС СССР были созданы для воспитания соответствующих категорий военнослужащих, а тут такое… Я на все сто процентов отвечаю за то, что пишу.

Мои невеселые думы, были нарушены гомерическим смехом который раздавался в соседней палате. От этого чудесного, веселого, душевного смеха, я словно очнулся. При этом мне подумалось, что этот смех является как бы неуместным на черном фоне моих мыслей. В соседней палате громкие, не прекращающиеся взрывные каскады смеха начали будоражить мое любопытство. Забыв своего ненавистного политрабочего, я уже стал подумывать о приезде в госпиталь артиста комического жанра, который в настоящее время давал свой концерт в соседней палате. Я решил сходить туда и отвлечься от своих невеселых мыслей.

Зайдя в палату, я увидел, что в ней полно «больных». Глядя на их веселые и жизнерадостные лица я подумал, что есть истина в известной поговорке, которая гласила: «На Флоте больных нет, а есть живые и мертвые!». В этой толпе жизнерадостных, ликующих от смеха людей, я начал глазами искать артиста – комика который давал представление. Наконец я его увидел.

Но это был не приехавший в наш забытый Богом поселок артист – комик, а всего – навсего такой же пациент госпиталя как и я. Звали его Мартыновым Николаем Петровичем. Он обладал незаурядной внешностью, смуглое красивое его лицо постоянно жизнеутверждающее улыбалось. Большие темные глаза, украшенные длинными ресницами смотрели на собеседника прямым и добрым взглядом. Ясный и умный взор его глаз вызывал доверие и неподдельный интерес к нему.

Глядя на него я почувствовал, что попадаю под гипноз его необычного обаяния, человеколюбия и оптимизма. Этих качеств в те не лучшие времена моей жизни мне остро не хватало, т.к. они были жестко вырваны из моей души грязными поступками политрабочих ведущих со смой подлую войну. Говоря о его внешности, я хотел бы добавить, что он имел темно – каштановые волосы, которые были тщательно уложены на его большой и умной голове. Он был высокого роста, около 183 см., атлетического телосложения и имел осанку человека знающего себе цену. Он имел в меру большой, практически прямой нос. Глядя на этого человека, я почему – то сразу проникся к нему симпатией и уважением. Несмотря на его русскую фамилию, изучив его внешность, я понял, что в его венах течет кавказская кровь. Дальнейшее наше знакомство подтвердило правильность моего вывода.

Капитан 3 ранга Мартынов Н.П. родился в Кабардино – Балкарской АССР которая в 1992 году была переименована в Кабардино – Балкарскую Республику. Республика расположена в основном в горах Северного Кавказа, северная часть – на равнине. Мой герой родился как раз в горах Северного Кавказа. В своей жизни мне много пришлось общаться с выходцами из Кавказа. Основная масса этих людей заслуживает глубокого уважения. С молоком матери они впитывают  понятия о чести, достоинстве и долге мужчины перед Отечеством и семьей. Они обладают высокими общечеловеческими морально – нравственными и этическими нормами. У них более строгие каноны общения между родителями и детьми, а так же в отношениях между собой. Это люди слова!

Они обладают прекрасными характеристиками воина. Эти люди готовы в любой момент оказать помощь даже не знакомому человеку попавшему в затруднительную жизненную ситуацию. А об их гостеприимстве слагаются легенды и стихи.  

                 ***
Если даже на дворе черно,
Встречу сам, подай лишь только знак,
Вот мой хлеб, вот розы, вот вино,
Все, чем я богат, твое кунак.

                 ***
Если станешь таять как свеча,
Проклиная рану иль недуг,
Я успею привести врача,
Кровь моя твоею станет друг.
Расул Гамзатов.

Капитан 3 ранга Мартынов Н.П. практически соответствовал всем вышеперечисленным достоинствам. На него можно было положиться как на самого себя. В нем отсутствовало чувство подлости или какого – то меркантильного мелочного интереса к сослуживцам. При общении с офицерами или матросами у него отсутствовало чувство высокомерия, чванливости. Он любил матросов и постоянно заботился о них. Когда мы познакомились с ним, он сообщил мне, что служит в Алкашевке. Не знаю кто дал  это название воинской части дислоцирующейся тогда в губе Андреева, но это далеко не лестное «прозвище», как сваркой прочно приварилось – пристало к в/ч 90299. Бывшие сослуживцы меня иногда упрекают в том, что я называю в/ч 90299 обидным на их взгляд словом «Алкашевкой».

Уважаемые сослуживцы как говориться в данном случае Ваши претензии не по адресу. Любой военнослужащий 1-ой Флотилии АПЛ от матроса до командующего знал какая часть именуется «Алкашевкой». Я не вижу в этом ничего плохого. М.Бакунин говорил : «Наше достоинство заключается в нас самих и никто, кроме нас самих отнять его не сможет». Да и не надо кривить душой! То, что я увидел в «Алкашевке» в первые дни моей службы глубоко поразило мое воображение до сих пор, не только в плане пьянства, но и чудовищных условий работы и проживания в этом проклятом месте! А к пьянству надо относиться как говорил в своих стихах Омар Хайям, по философски.

Ты не верь измышленьям не пьющих тихонь,
Будто пьяниц в аду ожидает огонь,
Если место в аду для влюбленных и пьяниц,
Рай окажется завтра пустым как ладонь.

С приходом в часть нового командира капитана 1 ранга Мезенова А.П. в Андреевке произошел резкий дифферент в сторону трезвости. Вспомните сколько было судов чести и прочих карательных мероприятий.

Я извиняюсь у читателя за краткое отступление от темы. Где то через пару лет, война с представителями касты неприкасаемых была окончательно завершена с полным моим фиаско! Меня направили служить в Андреевку, где у меня был друг Мартынов Н.П. От одной мысли, что мы скоро увидимся, мне становилось легче и спокойнее. И действительно сделав первые шаги по территории Андреевки я встретился с Мартыновым Н.П. Пообщавшись с ним, я как бы воспрянул духом, во мне стало больше оптимизма и жизнерадостности.

Я до сих пор ему благодарен за все, что он сделал в моральном и психологическом плане для меня. Благодаря ему, адаптация к радиационно-тюремным условиям жизни и работы в губе Андреева прошла для меня достаточно быстро. Мартынов Н.П. был очень грамотным специалистом, что также способствовало укреплению его авторитета. Если бы была душа в нашей части, то она несомненно находилась бы в теле капитана 3 ранга Мартынова Н.П. Светлой, с неиссякаемым чувством юмора, была душа у этого человека. Он не любил подхалимов, стукачей и прочее отребье. Все это видимо являлось следствием его горского воспитания как мужчины, воина и как человека.

Расскажу об одном случае, который наиболее полно его характеризует, как человека. Как-то три офицера и мичман (командир катера) решили сходить на рыбалку в Мотовский залив на катере. Стоял снежный и морозный ноябрь. Катер отошел от губы Андреева где – то на 10 – 12 км и напоролся своим бортом на льдину, которая пробила его корпус, как яичную скорлупу. Ледяная вода пополам со снежную шугой начала быстро поступать через пробоину в катер. На борту катера помимо капитана 3 ранга Мартынова Н.П. находился один из замполитов в/ч 90299.

Замполит перед выходом на рыбалку для «сугрева» принял на грудь и был весьма весел и разговорчив, пока льдина не вспорола борт катера. После этого происшествия с ним началась истерика перешедшая в рыдания малолетнего ребенка. Связи  с берегом не было, т.к. на катере давно была поломана рация. В связи с этим не было технической возможности сообщить в соответствующую службу о происшествии на катере. Срочно нужно было принимать решение, как сообщить на берег о ЧП с катером и спасать людей. Мой друг капитан 3 ранга Мартынов Н.П. полностью сбросил с себя одежду и находясь в одежде Адама прыгнул в ледяную воду смешанную со льдом. Напомню, температура воздуха была -24 градуса по Цельсию.

Чтобы довраться до берега, необходимо было проплыть в воде смешанной со льдом более ста метров. Когда он подплывал к берегу, камни которого были покрыты толстым слоем мазута от переохлаждения у него начало пропадать зрение. Неимоверным усилием воли он заставил себя доплыть до берега. Около минуты он лежал на береговых камнях покрытых мазутом, отдыхая от пережитого ужаса и буквально цепенея от сильного мороза. Затем он весь перемазанный мазутом, умудрился пробежать по глубокому снегу до губы Андреева порядка 15 км по пересеченной местности. Когда он голый и черный от мазута добежал до Андреевки, некоторые подумали, что в  в/ч 90299 прибежал снежный человек. Благодаря его подвигу удалось спасти жизни трех человек и аварийный катер.

Когда его тело с помощью растворителя отмыли от мазута, Коля залпом выпил бутылку спирта и лег спать. Наутро он себя чувствовал хорошо, только немного жаловался на насморк. Командующий Флотилией не поверил рассказам соответствующих начальников, что такие экстремальные температурные и физические нагрузки мог выдержать человек. В связи с чем, капитан 3 ранга Мартынов Н.П., был вызван к нему на личную беседу. Это был сильный телом и духом человек, который практически никого и ничего не боялся. В 1-ой Флотилии его называли человеком – легендой.

Заканчивая рассказ о своем друге, неординарном человеке и офицере Н.П. Мартынове, хочу кратко рассказывать о еще одном его героическом поступке. Как – то, в одном из районов реки Западной Лицы, прибыли представители рыбсовхоза с целью вылова семги во время ее нереста. Улов этой рыбы видимо предназначался для стола высокопоставленных партийных бонз. В общем рыбаки поставили мощные сети и дело пошло. Капитан 3 ранга Мартынов Н.П. исполнял в это время обязанности дежурного по КПП, что находился рядом с местом вылова рыбы. Как известно, семга хищная и очень сильная рыба. Некоторые экземпляры этой рыбы по весу были более 100 кг. Рыбак, проверяющий улов увидев, что в западню попал крупный экземпляр. От радости он засуетился и вывалился с лодки прямо на семгу застрявшую в сетях. Семга напуганная падением на нее рыбака начала сильно биться в сетях, пытаясь освободиться. Получилось так, что бьющаяся от страха сто килограммовая туша семги запеленала в сети горе – рыбака. Так они и находились под водой, каждый из которых являлся жертвой другого. Все это произошло на глазах Мартынова Н.П. Мгновенно оценив ситуацию, он выхватил у матроса мощный штык – нож и не раздумывая прыгнул в реку в своей безупречно отглаженной форме, для спасения жизни абсолютно незнакомого ему человека. При этом он рисковал жизнью, т.к. мощная рыба могла запутать в сети и его. Опуская подробности, читателю сообщу, что жизнь рыбаку он спас и сам остался жив!

Где то через два года после этого случая он перевелся в г. Нальчик в военный комиссариат, где достойно дослужил до пенсии. Четырнадцать лет назад мне сообщили, что его жизнь трагически оборвалась при весьма загадочных обстоятельствах. Ему бы еще жить, да жить! Коля ты навсегда остался в наших сердцах, как человек светлой, большой и доброй души. Вечная тебе память. Господи упокой его душу, он это заслужил своими земными делами.

О смерти нету мысли у героя,
Поет о ней поэт, покуда жив,
А смерть с бессмертьем смотрит на обоих
Для них свои ворота отворив.

Расул Гамзатов

 

 

 

Рассказ из книги Сафонова А.Н. «Правда о Чернобыле по-флотски в губе Андреева

 

 

 

наши контакты | ©2009 Харламов И.С.