Правда о Чернобыле по флотски в губе Андреева

главная | фотоальбом | форум
о проекте | новости |
список офицеров | список матросов срочной службы | льготы |

ликвидаторы офицеры в/ч 90299

Неполный список офицерского состава  в/ч 90299 (губа Андреева) принимавшего непосредственное участие в ликвидации радиационных аварий и ядерно-опасных завалов в хранилище ОЯТ здания №5 и Блоке сухого хранения (БСХ) отработанного ядерного топлива (ОЯТ) с марта 1983 года по 13 декабря 1989 года:

 

Списки составляются для централизованного получения социальных льгот и наград ликвидаторами. Для включения в список обращайтесь на форум или электронную почту safonov181@yandex.ru

  1.  
Алекперов
  1.  
Алферьев О.В.
  1.  
Аникин А.А.
  1.  
Артамонов М.В.
  1.  
Бакшанский Олег
  1.  
Бардыгин П.И.
  1.  
Бельцын А.
  1.  
Большаков 
  1.  
Бублик Д.Д.
  1.  
Булыгин В.К. (умер) - Герой Советского Cоюза
  1.  
Бурдин Ю.
  1.  
Васильев
  1.  
Веселов Ю.
  1.  
Волков В.И.
  1.  
Галаган К.Г.
  1.  
Гандзицкий К.С. (умер)
  1.  
Денисенко Ю. (умер)
  1.  
Долгих А.В.
  1.  
Дорошенко С.И.
  1.  
Ермаков С.Н.
  1.  
Задорожный В.П.
  1.  
Зюзин Н.
  1.  
Иващенко
  1.  
Игошин Александр
  1.  
Калинин С.В. (умер)
  1.  
Камратов В.
  1.  
Кармалов В.И. (умер 25.10.2010)
  1.  
Карпенко Е. 
  1.  
Касперович Л. (умер)
  1.  
Клопатюк М.
  1.  
Клюшин
  1.  
Клюшин М.
  1.  
Кмитто А.
  1.  
Конобрицкий Л.Г.
  1.  
Корпус С.В.
  1.  
Костин И.
  1.  
Кот В. (умер) 
  1.  
Кравченко В.П.
  1.  
Кудаков Владимир
  1.  
Лебанидзе Г.
  1.  
Литвинов В.
  1.  
Максимов Б.
  1.  
Мартынов Н.П.(умер)
  1.  
Мезенов А.П.
  1.  
Мухин В.Н.
  1.  
Николаевич Михаил Семенович 
  1.  
Новиков
  1.  
Онуприенко И.Ф. (умер)
  1.  
Панюков М.В.
  1.  
Подзолкин Николай Николаевич (умер)
  1.  
Полуев А.П. (умер)
  1.  
Рассказов Г.Ю.
  1.  
Ратаев В.
  1.  
Сафонов А.Н.
  1.  
Саханда А.
  1.  
Силинский С.
  1.  
Сингатуллин О.
  1.  
Скиба А.
  1.  
Соколов С.
  1.  
Соловий
  1.  
Стаценко О.
  1.  
Тарыкин Ю.П. (умер) 
  1.  
Тельнов
  1.  
Тимонин С.С.
  1.  
Титаренко В.
  1.  
Ткачев Игорь
  1.  
Христич
  1.  
Циунчик Г.Н.
  1.  
Черняев Евгений Евгеньевич (умер)
  1.  
Черярин В. (умер)
  1.  
Шац Л.А.
  1.  
Швец А. (умер)
  1.  
Яковлев В.
  1.  
Ярмошенко В.

пишет ликвидатор Олег Бакшанский

 

КОММЕНТАРИЙ : В дни конца апреля 1986 года, когда произошла и распространялась Чернобыльская катастрофа, я стоял дежурным в одной из воинских частей города Севастополя. Мне отовсюду звонили дежурные и я принимал всю информацию о радиационно-химической обстановке на Черноморском флоте от Измаила до Поти. Мои техники, инженер, лаборанты также сообщили мне, что здесь у нас радиоактивность атмосферных осадков и р/аэрозолей проб из воздуха возросли на несколько порядков. В Севастополе же было спокойно, никто ничего не знал. На службе нас соответственно проинструктировали. После дежурства пришел домой. Жене сказал убрать сохнущее белье в дом и с беспокойством в сердце подумал о своей недавно родившейся дочери Вике. Сказал и соседям стараться без большой надобности на улицу не выходить, беречься осадков. Лицемерное умалчивание в то время, когда люди очень нуждались в информации, которая бы хранила их здоровье и их жизни была бедой для нашего общества того времени. Только спустя продолжительное время, когда люди встревожились, что рождаются кролики, кошки и др. животные уроды, местная газета "Слава Севастополя" обнародовала эти факты, объяснив, что немалую территорию Севастополя накрыл радиоактивный шлейф, тянущийся от аварийного реактора.
Таким образом, я практически совсем в малой мере, но чуть-чуть соприкоснулся с губительным воздействием радиации, за 3 года до того, как мне пришлось участвовать сменным инженером-дозиметристом на работах в аварийном 5 здании в губе Андреева. В Севастополе я не был еще верующим человеком. Куда там! Наоборот, противился Богу и считал верующих второсортными людьми, мракобесами. Не был я верующим почти все 4 года моей службы в Андреевке. Но в этом свидетельстве христианина Василия Цимбала нахожу не мало параллелей с тем, что происходило в губе Андреева. Анатолий Сафонов об этом подробно описывает в своей книге "Ядерная губа Андреева", некоторые рассказы, из которой опубликованы у него на сайте.
Вывод : Да, люди часто не ценят людей, их жизни. Но как драгоценна каждая жизнь и душа в очах Божьих, которые полны любви, сострадания и милости к людям!

Зло греха и гордости, подобно невидимой глазами радиации, разъедает сердца людей унося их жизни в ад преисподней. Но люди не замечают этого, на грани смерти вечной спокойны и не ищут Спасителя Христа. Беспечны, как те несчастные ликвидаторы, которых каждого за тысячу рублей обманули люди, скрыв от них полную информацию о смертельной невидимой опасности этого поступка и последствий его, казалось, пустяка - быстро подбежать, продеть стропы с вертолета в контейнер и убежать. Люди очень веселые поехали домой, не зная, что почти уже мертвецы. Как верующий- ликвидатор даю дорогим ликвидаторам и остальным людям ценную полную информацию, которая отрезвляет и удаляет ложную (предсмертную) эйфорию беспечной, безбожной, самодостаточной, порой очень веселой жизни: НЕ ОБМАНЫВАЙТЕСЬ "Верующий в Него не судится, а не неверующий уже осужден, потому что не уверовал во имя Единородного Сына Божьего"(Евангелие от Иоанна 3:18) и "Ибо так возлюбил Бог мир, что отдал Сына Своего Единородного, дабы всякий верующий в Него не погиб, но имел жизнь вечную"( Евангелие от Иоанна 3:16).

 


«С одной стороны – огонь, с другой – вода, а ты –посредине, и тебя не коснется»...

Я работал в неотложной медицинской помощи, когда весь мир узнал о чернобыльской катастрофе, поэтому как военнообязанный я ожидал мобилизации на ликвидацию аварии. Часто вспоминал слова праведного Иова: «То, чего я боялся, то и постигло меня».
Однажды вечером, вернувшись после работы домой, от плачущей жены узнал, что пришла и мне повестка. Сердце мое дрогнуло: я знал, что невидимая смерть страшнее видимой; мне не хотелось оставлять молодую жену и пятилетнего ребенка. На пункте сбора нас предупредили, что в случае неподчинения каждого из нас могут осудить сроком до пяти лет лишения свободы.

Провожать меня пришли родные, братья и сестры по вере. Во время домашнего служения я сильно молился, уповая на Господа, но еще сильнее молилась обо мне церковь. Я никогда не забуду эту слезную молитву, переходящую в единодушную мольбу, вопль отчаяния. И Бог услышал. Одного из братьев Господь наполнил Духом Святым, он подошел ко мне, положил руку на мое плечо и сказал слово от Господа: «Сын Мой, ты идешь в опасное для жизни место: с одной стороны будет огонь, а с другой – вода, но тебя не коснется, ибо Я проведу тебя. Как Израильский народ проходил через воду посредине и вода не коснулась их, так и тебя не коснется: с одной стороны – огонь, с другой – вода, а ты – посредине, но тебя не коснется...». Эти слова еще больше укрепили мое упование.

...Привезли нас в палаточный городок расположенный в 60 км от терпящей аварию атомной электростанции и объяснили:
- Ситуация очень сложная. Там, где вам предстоит выполнять задание, - очень большая радиация. Вы не должны ни к чему прикасаться. Вас призвали в армию на полгода, но в этом месте максимально допустимую дозу радиоктивного облучения получают через три месяца, поэтому через три месяца вы уже будете дома.
Это сообщение нас не утешало. Мы удрученно молчали. Хранили мы гробовое молчание и тогда, когда везли нас в марлевых повязках на лице в тридцати километровую обнесенную рядами колючей проволоки зону. Из-под тента фургона было видно брошенные дома, фермы, технику..., безлюдье. Я садился поближе к кабине и тихонько снова и снова молился Богу. Я чувствовал, что обо мне продолжают молиться моя жена, родные и церковь. Не раз я вспоминал слова царя Давида о том, что он обливал свое ложе слезами. Так и я всегда беседовал с Господом со слезами, вспоминая себе в утешение Божие обещание: «С одной стороны – огонь, с другой – вода, а ты – посредине, и тебя не коснется».

Сначала мы работали в оставленном жителями городе Припяти, снимая зараженный радиацией грунт на глубину штыка лопаты. Этот грунт вывозили в специальные могильники. От большой радиации во рту все пересыхало, болело горло, но сначала мы думали, что это ангина. В санчасти нам объяснили, что это щитовидная железа первой принимает на себя удар высокой радиации, и выдавали таблетки.
О последствиях нам не говорили, потому что московское правительство распорядилось скрывать правдивую информацию. Генералы, которые прилетали из Москвы, даже на вертолетах боялись подлетать к реактору. Они говорили, что чернобыльская авария в 300 раз превышает по своим тяжелейшим последствиям атомную бомбардировку во время Второй мировой войны двух городов Хиросима и Нагасаки.

Пришел тот день, когда посчитали, что мы уже несколько адаптировались к радиации, и нас повезли к разрушенному взрывом четвертому блоку, над которым возводили саркофаг из бетона, свинца и стали. Мы получили задание как можно быстрее временным лифтом подняться на уцелевшую часть крыши уничтоженного атомного реактора и с помощью ломов и лопат снять верхнюю часть этой крыши, упаковать в полиэтиленовые мешки и опустить вниз грузовым лифтом.
Как только мои ноги коснулись крыши реактора, я увидел внизу кипящий огонь с правой стороны, а с левой стороны под стеной блока – подведенную сюда для охлаждения воду реки Припять, и моментально вспомнил: «Сын мой, с одной стороны – огонь, с другой – вода, а ты – посредине, и тебя не коснется...». Одновременно я исполнился силой Духа Святого так, как и тогда, когда Бог крестил меня Духом Святым. Я начал громко молиться на ином языке, и не мог удержаться.

Мы работали по десять минут в очень быстром темпе, контролируя облучение с помощью дозиметров – накопителей, похожих на авторучки, которые крепились к нагрудному карману. От сильной радиации наши наручные часы остановились (нас об этом не предупредили). Каждый из нас становился мертвенно бледным, но уровень полученного нами облучения специально занижали, чтобы не создавать еще большей паники.
Когда спустились с крыши реактора нам велели сбросить с себя всю одежду и обувь, выданную для выполнения задания. Одежду отправили в могильники, настолько она стала радиоактивной.
Испытывая большую жажду, мы выпивали сразу даже по две бутылки минеральной столовой воды «Регина», «Подольская». По дороге из зоны нас пересаживали в другие машины, но форму и обувь нам не меняли. Несмотря на то, что мы вытряхивали одеяла, матрацы в своих палатках, дозиметры постоянно издавали звук, предупреждая о высоком уровне радиации.

Привозной воды нам не хватало и начальство не могло нас обеспечить достаточным количеством питьевой воды. Я не мог толкаться в толпе когда привозили бидон с водой и все набрасывались с кружками, поэтому привозной воды мне часто не доставалось, а жажда мучила невыносимо. Тогда я подходил к водопроводному крану с зараженной радиацией водой, которую строго-настрого запрещали пить, и молился: «Господи, я изнываю от жажды, прошу Тебя благословить пять глотков воды» и с верой делал пять глотков, чтобы терпеть жажду дальше было легче. Я чувствовал Божие благословение и таким образом утолял жажду.
Так я отработал в радиационной зоне почти три месяца. Однажды в столовой для нас вывесили объявление: если кто желает получить премию в размере тысячи рублей и досрочно отбыть домой, тот должен в зоне разрушенного атомного реактора продеть в проушины металлического контейнера стропы. Мы сразу догадались в чем дело: похожие на луноходы японские роботы своими клешнями собрали радиоактивные обломки в контейнер, но прицепить этот контейнер к спускаемым с вертолета стропам радиоуправляемые роботы не умели. Нужны были четыре смельчака, которые бы отважились подбежать к контейнеру и зацепить его за проушины четырьмя крючьями.

Опытные дозиметристыпо секрету нас предупреждали, что этот неоправданный риск равносилен добровольной смерти. Объявление висело неделю, пока не нашлись четверо отчаянных смельчаков, которые решились. Их одели в защитную одежду, они поднялись на крышу и подцепили контейнер к спущенному с вертолета тросу. Возвратились они веселые, получили по тысяче рублей и рванулись домой. К сожалению, они даже к Киеву не доехали – их доставили в реанимационное отделение, но врачи спасти их оказались бессильны. Заработанных смельчаками денег едва хватило на их похороны.
Многие, набрав официально допустимую дозу облучения приезжали домой и там через несколько дней умирали, потому что настоящая была значительно выше, но ее тщательно скрывали. Наши нервы были напряжены до предела...

Бог сохранил мне жизнь и вывел из опасности. Как говорил Давид, что, если он и пойдет долиной смертной тени, то не убоится зла, потому что Господь с ним. Так и мне пришлось пройти этой долиной смертной тени, когда смерть на каждом шагу подстерегала и смотрела в мои глаза, но я вышел живым, потому что Бог всегда был со мной.
Пришло время, и я встретился дома с родными, с братьями и сестрами по вере. Вместе мы благодарили Господа за Его великую милость.
Нас, участников ликвидации последствий чернобыльской катастрофы, назвали «ликвидаторами» и поставили на медицинский учет и контроль. Мы постоянно сдавали анализы, проходили обследования в Чернобыльском центре в Пуще-Водице под Киевом. Когда центр оборудовали самой современной японской аппаратурой, меня снова вызвали туда для измерения дозы облучения. Врачи, обследуя моих коллег по несчастью передо мной, грустно констатировали:
- Ой, сколько ж вы, бедненькие, нахватались этой радиации!

Я с опаской посматривал на диагностическую аппаратуру. Дьявол меня пытался напугать, поднося темные мысли: «Вот сейчас ты увидишь, сколько тебе «зашкалит», увидишь, как тебя Господь сохранил...». Я тихонько молился, благодаря Господа:
- Иисус! Я всегда надеялся и надеюсь на Тебя!
Когда подошла очередь, и к моему телу прикрепили все датчики, врачи, посмотрев на экраны, еще раз проверили контакты, а потом удивленно спросили:
- А вы действительно работали возле разрушенного реактора?
- Работал даже на крыше этого реактора!
- Аппаратура никакого облучения вашего организма не фиксирует... Щитовидная железа у вас даже лучше, чем у тех, кто там не был...
- Это Бог меня сохранил. Я из тех христиан, которых называют действительно верующими. Я молился Богу, чтобы Он сохранил меня в опасности, родные и церковь тоже молились обо мне. Бог слышит молитвы праведников. Слава Богу!

По месту жительства меня направили на иммунологическое обследование. Врачей его результаты тоже повергли в изумление:
- У вас нормальная иммунная система, даже лучше, чем у тех, кто не работал в радиоактивной зоне. Вы действительно там работали?
- Даже на его крыше...
- Не может быть!
- Вы можете посмотреть мои документы ликвидатора чернобыльской катастрофы первой категории, где по минутам расписано, где и что я делал!
- Тогда вы – какой-то особенный экземпляр!...
- Просто меня Бог по молитве сохранил, ведь я – верующий!
Видя многих других своих коллег, страдающих и умирающих от болезней облучения, я снова и снова благодарю Бога за Его великую милость ко мне и за веру, которую Он нам дал. Ведь большинство тех, кто работал на крыше реактора, уже давно умерли, а я – практически здоров. Бог показал, что Он силен сохранить и среди ужасного радиоактивного огня.

Я встречался с тяжело-больным шофером, который сделал только один рейс в зону реактора, а теперь не может вылечиться. У многих ликвидаторов нет детей, а мне Бог подарил еще одного сына.
Как-то в Виннице подошел ко мне один брат и говорит со слезами на глазах:
- Брат Вася, прости меня, но, зная о том, где ты был, я с грустью эти годы наблюдал за тобой, думая что вот-вот ты оторвешься с ветки земной жизни и падешь, как осенний лист. Я рад, что мои сомнения посрамлены. Ты не падаешь – ходишь, даже ездишь за рулем автомобиля. Я рад, что жив наш Господь, слава Ему!
- Господь вчера, сегодня и вовеки тот же! – ответил я этому брату. – Мы изменяемся, порою бываем не такими, какими нам следует быть, а Бог не меняется! Он сохранил когда-то Даниила от свирепых хищников, Он сохранил Седраха, Мисаха и Авденаго в пламени раскаленной печи, Он сохранил и меня от огня атомного чудовища, вырвавшегося из повиновения легкомысленных неосторожных людей. Как не любить нам всем сердцем такого Господа, как не поклоняться Ему в духе и истине!
Свидетельствовал я о чуде Божием, о милости Творца в американском городе Сакраменто, где многие до слез умилялись могуществом Всесильного Бога.. Я радовался, что мое свидетельство послужило евангелизацией. Мы живем в трудное последнее время. Духом Святым Господь открывает, что будет готовить Церковь ко второму пришествию Иисуса Христа – будут испытания, переплавка, скорби, но я убежден, что всегда оставаться с Господом надежнее всего.
Пусть мое краткое свидетельство (я еще многое мог бы рассказать) послужит в назидание, наставление. Наш Господь силен прощать, утешать, миловать, спасать. Он перевязывает наши раны, освобождает, спасает и благословляет нас каждый день... Бог силен и в наше время совершать чудеса и никогда не оставляет уповающих на Него.

Василий Цимбал
Служитель Церкви, г. Сакраменто, США

пишет ликвидатор ст. 1-ой ст. Старченков Олег Анатольевич

Офицеры

 

Каждая глава или сюжет Книги предполагает автора. Очень важно, даже не то, как автор излагает, важно то, как он к этому относится! Личные, его, автора, эмоции и конечно - его выводы.
В книге Сафонова много личных переживаний, и много описаний преодолений и «борений». Я не литературный критик, но думаю, что имею право оценить часть событий, касающихся «Андреевки» в период с осени 1982 по осень 1985 года.
ДА! Катастрофа - здание №5.
ДА! Масштабы Катастрофы, практически глобальные (во всяком случае, для очевидцев и участников или соучастников (в том числе офицеров «ликвидаторов»)) понимавших, что такое здание №5.
Командующий, блин, состав: командир части, главный инженер, медик, конечно замполит, офицеры СРБ: Аникины, Мартыновы, Щацы, Новиковы, Ишкораевы, Галаганы и т.д., и т.п., : служба «раз».
А служба «три»?..
Отправлять матроса с полной емкостью отработанной «шихты» первого контура на легком суденышке, только для формального сопровождения и для соответствия инструкциям, надвое суток (примерный фон: 100 миллирентген/час). В ЧАС!
НАДВОЕ СУТОК!!!
А «БЕЛАЗ», у которого пространство от кабины до кузова заполнено, рядком, свинцовыми пластинами. Водитель, выйдя из кабины, с желанием посмотреть на колесо, например заднее, (у основания кузова Гамма-Фон 400 миллирентген/час), сколько получил? Кто посчитал? Кто должен был подумать? Лемтюгов или Толстопятов? ИЛИ Карпенко-Гандзицкий и Щац-Ишкораев?! Офицеры службы «три» и службы «раз»!
Командир части в/ч 90299 за все время моей службы не был ни разу в здании №5.
Где рапорта офицеров об аварийной ситуации в здании №5?.
Командир части спрятал!
Где рапорта офицеров дальше по команде?
Замполит сжевал!
Где офицеры в/ч 90299?
ГДЕ!, черт возьми, офицеры в/ч 90299?!!

В списке (отдельном, офицерском) «ликвидаторов».
Нет ни одного документального подтверждения об аварийности в «Андреевке».

Заход смены в здание №5 (каждой смены!) по инструкции, должен был возглавляться офицерами от службы «три» и службы «раз» плюс на контроле медик! Где Вы, были, офицеры в/ч 90299.
Какие подробности надо вспомнить, чтобы эпистолярным жанром «пронять», местный военкомат? Да ему, военкомату или военкому по «обрезу». Он ведь тоже офицер, ну не в/ч 90299, другого в/ч, третьего в/ч,. Какая разница, между офицерами, спрятавшими аварийную «Андреевку» в 82-88 годах и сегодняшними «военкоматовскими» офицерами?
ГДЕ!, черт возьми, офицеры в/ч 90299?!!
Неужели только один Сафонов?!!
Где Вы, были, черт Вас побери, в тех годах?!
Ну, хоть в нынешнем веке подтвердите правду о в/ч 90299.
Вы же офицеры...

Каждая глава или сюжет Книги предполагает автора.
Автор «Андреевки»: офицеры в/ч 90299!!! Не 17-й год, даже не партия с замполитом - люди, только люди…пусть и служившие в «Алкашовке» и когда-то считавшие себя офицерами флота (может быть).

пишет ликвидатор ст. 1-ой ст. Старченков Олег Анатольевич

Аникин А.А.

 
«Дерзкое» дополнение к авторскому Рассказу Сафонова А.Н.(уж не взыщите Анатолий Николаевич )« Ложь и равнодушие – самые радиоактивные материалы в губе Андреева.ЧАСТЬ II»
Выдержка из рассказа:
«…В завершении своего рассказа мне бы хотелось выделить из списка офицерского состава ликвидаторов в/ч 90299, наиболее ярких и постоянных участников ликвидаций каскадных радиационных аварий в здании №5 и «камерах смерти» БСХ…

… … № 11 Аникин А.А.».

Аникин А.А. Начальник службы Р.Б. в\ч 90299! При мне - статный «породистый» капитан 2-го ранга (1982-1985). Для матросов службы «один» практически недосягаемый. Иногда позволял себе зайти в кубрик службы, на ПКЗ, в основном для обозрения «Уголка» Героя Советского Союза Сивко», последняя (носовая правая 6-ти местная) каюта службы «раз».
На прямой вопрос матросов, адресованный младшим офицерам, о том, почему Аникин практически не бывает в ЗСР, не говоря уж про ЗСРРО, был твердый ответ о его (Аникинской) Красной звезде (в смысле орден), полученной, при ликвидации аварии на АПЛ в бытность его каплеевской службы на лодке. И полученной (не звезде) им, серьезной дозе облучения, не позволяющей заходить в места повышенного Гамма-фона. Всем заправлял (в смысле обеспечивал радиационную безопасность) Щац Л.А.- Талантливый, верящий в себя человек, готовый совершить подвиг в любую минуту при любой реальной опасности. Что и делал не один раз! Удивительный парадокс, реализуемый Леонидом Абрамовичем! (Уехал в США в начале 90-х, после гражданки, с Нововоронежской АС.).
Думаю, что надо отдать должное Аникину, в том, что своим авторитетом или «Аникинской самостью» Он не дал возможности загнать Андреевку в «точку невозврата»… Но Здание №5, в том числе, и на его совести!
Аникин А.А - яркий, неординарный человек, имеющий возможность обеспечивать Радиационную безопасность на расстоянии полутора-двух километров от объектов этой опасности!
Хотел бы я посмотреть на него в момент одевания фонящего нижнего белья в здании №5, или обеспечивающего сброс сборки в емкость 3-А, но не довелось.
Но как бы там ни было, два отпуска он мне подписал. И подписал старшинские погоны без «учебки», в прочем, как и Щацу - каплеевские погоны и командирство группы!
И еще он подписал мне два отпуска без ОУСа и три «золотеньки» лычки плюс 10 рублей как командиру отделения. И еще три операции №1, и создание ПРК-3, и… обеспечение начального заполнения емкости 3-А. И…
Выгрузку, загрузку и перезагрузку (в смысле перетаскивание сборок по бассейну) здания №5, и выгрузку контейнеров с площадки №3, и выгрузку активных зон с плавмастерских, и дежурство по РО в ЗСРРО (ежедневное обследование всех! ВСЕХ! Радиационно-опасных объектов в\ч 90299).И…не только мне, но и Ишимову, Вьюгину, Белокобыльскому, и ст. л-нту Щацу, иногда л-нту Ишкараеву и Галагану (младшему) и матросам и офицерам так называемого младшего состава.
Всем, короче, делал, яркий представитель Аникин А.А., добрые и запоминающиеся своим «профессионализмом» дела. А главное его дело, его «яркость» – это дружба с «начмедом» в\ч 90299 при списании дозовых нагрузок личного состава.

P.S.
Вышеизложенное, сдерживаемое от грубостей - личное мнение уже 45-летнего человека, слегка знакомого в юности с Аникиным А.А. И серьезно уже осознавшего свое юношеское знакомство с Андреевкой!
 

ответ на сообщение " Аникин А.А.":

 
Уважаемый ликвидатор радиационных аварий в губе Андреева Старченков О.А.! Не скрою, мне очень, приятно читать Ваши грамотно написанные, выстраданные жизнью – эссе. Несмотря на прошедшие 25 лет со времени нашей совместной службы, я вспомнил Вас. Еще в те далекие годы, Вам были присущи исключительная добросовестность, трудолюбие, умение принимать единственно правильное решение в экстремальной радиационной обстановке хранилища ОЯТ здания №5 и «камер смерти» БСХ.
Вас выгодно от других отличали самостоятельность и умение отстаивать свою точку зрения. При работах по ликвидации радиационных аварий в здании №5 и БСХ Вы выполняли как правило две функции свою – дозиметрическую, и работали полноценно с матросами из комплекса перезарядки реакторов (КПР). За это Вам огромное спасибо и низкий поклон!
Благодаря деятельности таких как Вы ликвидаторов, удалось удержать в «бутылке» ядерного джина рвавшегося на свободу для совершения своих масштабных радиационных злодеяний над частью человечества! За это Вы заплатили своим физическим и духовным здоровьем.
Государственная бюрократия продолжает измываться над Вами, всячески оттягивая получение оплаченных здоровьем полагающихся Вам льгот и наград. Олег Анатольевич, я высылал Вам координаты Малютина В.Б. Есть вариант через суд. Пишите, я всегда на Вашей стороне.
А теперь о нашем начальнике СРБ капитане 2 ранга Аникине А.А. То, что служба радиационной безопасности не превратилась в службу радиационного беспредела, это безусловно заслуга Саши Аникина! При мне он не раз заходил в аварийное хранилище ОЯТ здания №5 и «камеры смерти» БСХ, где так же получал дозы. Им предлагались грамотные решения тех или иных вопросов напрямую связанных с дозовыми нагрузками ликвидаторов.
Олег Анатольевич, а радиационная катастрофа со зданием №5 была заранее спроектирована тем профильным НИИ к которым Аникин не имеет отношения. Он так же вместе со мной в те далекие годы проклинал этих гигантов научной мысли, которым бы я доверил строить свинарники. Я согласен с Вами, что фальсификация дозовых нагрузок ликвидаторов имела масштабный характер. Но в этом виновата человеко - ненавистная Система, царившая в СССР. При такой первобытной конструкции хранилища ОЯТ здания №5 и «камер смерти» БСХ избежать постоянных переоблучений было невозможно.
Переоблучения людей закладывались в стадии проектирования ядерных объектов, в глазах этой Системы мы всегда были рабами, а точнее расходным материалом, как портянки или сапоги. Заслуга капитана 2 ранга Аникина заключается еще в том, что своими грамотными решениями он не допустил, что бы мы умирали от радиации прямо на рабочих местах. Представьте себе, что на месте Аникина А.А. оказался бы Невструев! Вот тогда груз 200 отправлялся бы из нашей части ежедневно.

С большим уважением к Вам Сафонов А.Н.

P.S. Олег Анатольевич пишите обо – всем, в том числе как идет оформление документов.

 

Пишет ликвидатор Малютин В.Б.

 
Господь: Он отдан под твою опеку! И, Если можешь, низведи В такую бездну человека, Чтоб он тащился позади. Ты проиграл наверняка. Чутьем, по собственной охоте Он вырвется из тупика. Гете. 1984 год. Поздняя осень, а для Заполярья уже глубокая зима. На улице стужа, со стороны залива пронизывающий ветер, мороз за -30. Сегодня я впервые на 3-ей площадке. Заход в зону через 5-е зд. Угрюмое сооружение, как и все, что построено на БТБ губа Андреева, а в обиходе Алкашевка (да и как тут не спиться!?). Вот где Тарковскому надо было снимать"Сталкер"! Натура для съемок, еще та, Хичкок отдыхает! Поднимаемся на 2-ой этаж, там вход в параллельный мир, ЗСР. Получаем короткий инструктаж (не как сберечь свое здоровье!), а как выполнить план (у БП, уже стоит "Северка", ждущая загрузки). Вобщем кого-то на БП, кто-то остается в зоне 5-го, а мне на 3-ю. До этого видел ее только из-за ключки которой она огорожена (смех,да и только!), Я так думаю от матросов, уж очень она притягивает, дай думает иной, зайду, авось! А может от врагов? Кругом дыры, танк заедет. Уложена коряво плитами, стоит сломанная техника, и несколько десятков контейнеров для транспортировки чехлов с О.Я.Т.. Сюрреализм! Нет, скорее Даст ист фантастиш! Древний кран КС, похож на замученного подагрой динозавра. Контейнеры по моим впечатлениям стоят не первый десяток лет, многие под наклоном, кажется, что они вросли сквозь бетон в скальную породу. Моя задача искать номера чехлов которые скажут. Спортлотто! Но все по порядку! Заходим в чистую зону переодеваться. Надеваем жуткое тряпье (бомжи побрезговали-бы!). Надо суметь найти чистое нижнее белье (громко сказано!), Ищу кальсоны( чтоб не загажены были, бывали и такие!), от нательной рубашки разит потом за версту. Но куда деваться? Одели, начинаем подвязывать тряпочки, чтоб не сваливались (до сих пор не пойму, толи разношенны были от бесконечной носки, толи считали, что в ВС СССР служат только богатыри с задницей 56-го размера). Следующий этап, суметь натянуть на себя ватник и ватные штаны (а вот тут возникает вопрос, почему все размеры наоборот маленькие?) учитывая, что у меня рост 186, и 50 размер на тот момент, влезть в 44 или 46 большая проблемма! Так как я карась (человек без прав, годковщина!), мне достается то, что достается! КЗИ-это круто, для годков, но не для меня! Натягиваю валенки, на которые натянуты рванные бахиллы химзащиты, и с ужасом осознаю, что они в лучшем случае 40-го размера, а у меня 42! Но самое страшное, что они насквозь мокрые! Лихорадочно начинаю думать, что делать? Извечный вопрос для нашей страны, не правда ли!? То, что можно отморозить ноги по самое не балуй полбеды, а вот то, что они мокрые говорит об одном, они побывали в зоне (и не раз!), пропитаны насквозь радиоактивной дрянью, и с влагой пройдут сквозь портянки, и будут в контакте с кожей ног, а вот это БЕДА!!!
 
Одеваю анатомические перчатки(должны быть одноразовыми!),но они тоже б/у,так что одеваю очень аккуратно! Дальше переступаем порги подходим к окну СРБ, дозиметрист (годок!) смотрит брезгливо на мой прикид, и говорит, а ты поедешь в кузове Белаза, а то если я пойду своим ходом(метров 300), то после меня, химикам из ихней службы придется п....ить дорогу! Я понимаю, что в данный момент представляю из себя маленькую Хиросиму. После этого, он с виртуозностью скрипача, двумя пальчиками, навешивает мне за шиворот три дозиметра в район груди (насколько помню, положенно один на ногу, вторй на пояс, третий на грудь). Выхожу в транспортный коридор, и лезу в кузов Белаза. В кузове понимаю, почему валенки мокрые, тут полно воды, которая понемногу стекает из контейнера лежащего на ложементе. Мысль одна, а если ложемент сорвет? А такое бывало! И воду лезть неохота! Ну поехали! Одажды это уже было сказанно, может и мыли были похожи? А доедем ли??? Ненадолго отвлекусь! А теперь у меня вопросы!Который мучает меня уже четверть века! Я уже вырастил дочь, жду внука, но постоянно думаю об этом! Господа офицеры! Или товарищи офицеры!? Господин офицер-могу сказать только немногим людям в в/ч90299, это они могут сказать Честь имею! И это не пустой звук, а достоинство! Ну, а если товарищ! Думаю все понятно! Вы,офицеры КПР, СРБ, 3-ей службы куда вы смотрели!? У Вас не было детей? Или они не выросли? Нас молодых мальчишек посылали в объятия невидимой смерти! О чем вы думали в тот момент? Наверно как по максимуму обезопасить нас, мальчишек? Или, как быстрее свалить домой, в тепло? Чужие дети, как сорняк, скосят, других нарожают? Но неужели непонятно, ведь однажды было сказано, "Воздастся каждому-по делам его! А может, вы думаете, что сия чаша минует Вас? Почему вы молчите? Моя хата с краю? Боитесь за свои пенсии и льготы? Или сошлетесь на присягу? Так вы уже однажды изменили ей! Продолжение следует...
 

ответ на сообщение ликвидатора Малютина В.Б.:

Без комментариев...
 
 
 

 

 

 

 

 

наши контакты | ©2009 Харламов И.С.